+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Заключение эксперта в уголовном процессе

§ 3. Заключение эксперта в уголовном процессе

Заключение эксперта как один из видов доказательств — это письменно оформленный категорический вывод лица, обладающего специальными познаниями в науке, технике, искусстве и ремесле, в котором он на основании произведенного исследования дает ответ на поставленные перед ним вопросы органом расследования, прокурором или судом (судьей), назначившим экспертизу.

Круг специальных познаний, которые могут использоваться при производстве экспертизы, ограничен лишь указанием закона на области знаний: наука, техника, искусство, ремесло. Однако из этого круга исключаются познания юридические; экспертизы по вопросам права проводиться не могут. Между тем признается правомерным назначение экспертизы о соблюдении каких-либо технических или иных специальных правил, поскольку их трактовка нередко требует специальной подготовки и практических навыков, например, строительных правил, правил бухгалтерского учета, некоторых наиболее сложных правил дорожного движения (в частности, правил обгона) и др.

Лицо, обладающее специальными познаниями в определенной отрасли знаний, привлеченное к выяснению обстоятельств уголовного дела следователем, органом дознания, прокурором или судом (судьей) и обязанное представить заключение, называется экспертом. Сам процесс исследования экспертом существенных для дела обстоятельств с помощью его специальных познаний и подготовки, формулирования выводов по ним принято называть экспертизой.

Теория и практика уголовного процесса и уголовно-процессуаль-ное законодательство едины в оценке процессуальной природы экспертизы. Производство экспертизы признается самостоятельным следственным действием, а заключение эксперта — самостоятельным источником доказательств.

Эксперт — это специалист. Но не всякий специалист является экспертом. Эти два участника процесса различаются между собой (ст. 69, 78,133 1 ,141,170—180,184,191 УПК).

Функции специалиста отличны от функций эксперта, ибо он не производит исследований и не дает заключения по поводу обнаруженных, закрепленных и изъятых доказательств. Он консультирует органы дознания, следствия, суд по интересующим их специальным вопросам. Ему предоставлено право делать подлежащие занесению в протокол заявления, связанные с обнаружением, закреплением и изъятием доказательств. Источником доказательств эти заявления не являются.

Общими для эксперта и специалиста чертами являются требования незаинтересованности в исходе дела и компетентности в той области знания, представителями которой они являются.

Закон указывает, что экспертиза назначается в случаях, когда при расследовании или судебном разбирательстве дел необходимы специальные познания в науке, технике, искусстве или ремесле (ст. 78 УПК). В каждом из таких случаев экспертиза может быть назначена как по инициативе следователя, прокурора или суда (судьи), так и по ходатайству заинтересованных в ней участников уголовного процесса.

Основанием для назначения экспертизы является вывод лица, производящего расследование, или суда о том, что для выяснения существенных обстоятельств дела необходимо применение специальных познаний.

В некоторых прямо установленных законом случаях проведение экспертизы является обязательным вне зависимости от мнения лица, производящего дознание, следователя; прокурора или суда. Согласно ст. 79 УПК проведение экспертизы обязательно: для установления причин смерти и характера телесных повреждений; для определения психического состояния обвиняемого (подозреваемого), когда возникает сомнение по поводу их вменяемости или способности к моменту производства по делу отдавать себе отчет в своих действиях или руководить ими; для определения психического или физического состояния свидетеля или потерпевшего, когда возникает сомнение в их способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания; для установления возраста обвиняемого (подозреваемого, потерпевшего), когда это имеет значение для дела, а документы о возрасте отсутствуют.

Закон не определяет понятия “специальные познания”, но, надо полагать, это такие познания, которые не являются общераспространенными, общедоступными и которыми обладают только лица, имеющие достаточно узкую специальную подготовку или опыт в определенной отрасли науки, техники, искусстве и ремесле.

Процессуальным основанием для назначения экспертизы является постановление, вынесенное лицом, производящим дознание, следователем, прокурором, судьей. Суд же в этом случае выносит определение. Решение правовых вопросов, возникающих при производстве по делу, образует исключительную компетенцию суда, прокурора, органов предварительного расследования. К их числу относятся вопросы о виновности или невиновности тех или иных лиц в совершении преступления, вопросы толкования действующего права и т.д. 1

1 На это указывается в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 16 марта 1971 г. № 1 “О судебной экспертизе по уголовным делам” // Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР. 1924—1986. М., 1987. С. 791.

Статья 78 УПК устанавливает, что вопросы, поставленные перед экспертом, и его заключение не могут выходить за пределы специальных познаний эксперта. Предметом экспертизы могут быть лишь такие обстоятельства, выяснение которых требует специальных познаний и может быть поручено эксперту, компетентному именно в данной отрасли знаний.

Существуют различные виды и роды экспертиз. Наиболее распространенными являются различные виды криминалистической экспертизы (дактилоскопическая, баллистическая, трасологическая, почерковедческая, судебно-техническая экспертиза документов), судебно-медицинская, судебно-психиатрическая, судебно-бухгалтерская, судебно-автотехническая и некоторые другие.

Экспертиза в большинстве случаев поручается одному лицу, обладающему специальными познаниями в одной отрасли знаний. Если экспертиза по делу проведена впервые, она является первоначальной. В случае недостаточной ясности или полноты заключения эксперта, данного в ходе первоначальной экспертизы, может быть назначена дополнительная экспертиза. Ее производство поручается тому же или другому эксперту.

При необходимости заключения эксперта или наличии сомнений в его правильности назначается повторная экспертиза. Производство ее поручается другому эксперту.

Заключение эксперта составляют письменно оформленные категорические выводы эксперта. Допрос эксперта по поводу данного заключения не может рассматриваться ни как показания эксперта, ни как его заключение (ст. 69,78 У ПК). Допрос эксперта предпринимается в связи с существующим заключением эксперта для пояснения отдельных его положений.

Если для производства экспертизы привлечено несколько экспертов одной специальности, такая экспертиза называется комиссионной. Придя к общему выводу по поставленным вопросам перед ними, они экспертное заключение подписывают комиссионно. В случае разногласия каждый эксперт дает свое заключение отдельно (ст. 80 У ПК).

При необходимости проведения по делу совместных исследований экспертами различных отраслей научных знаний проводится групповая комплексная экспертиза. Но и в этом случае неизменным остается правило индивидуальной независимости экспертов при оформлении и изложении результатов исследования.

Закон устанавливает гарантии получения объективного заключения эксперта.

Основания отвода эксперта определены в ст. 67 УПК. Эксперт не может участвовать в производстве по делу в следующих случаях:

1) при наличии оснований, предусмотренных ст. 59 УПК (т.е. тех же самых обстоятельств, которые устраняют от участия в деле судью);

предыдущее участие лица в деле в качестве эксперта не является основанием для отвода; 2) если он находился или находится в служебной или иной зависимости от обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика; 3) если он производил по данному делу ревизию, материалы которой послужили основанием к возбуждению уголовного дела; 4) если обнаружится его некомпетентность.

Об обязанностях и правах эксперта речь идет в ст. 82 УПК. Эксперт обязан: явиться по вызову лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда; дать объективное заключение по поставленным перед ним вопросам; отказаться от дачи заключения, если поставленные вопросы выходят за пределы его специальных познаний, если представленные материалы недостаточны для дачи заключения.

Эксперт вправе: знакомиться с материалами дела, относящимися к предмету экспертизы; заявлять ходатайства о предоставлении ему дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения;

присутствовать при производстве допросов и других следственных и судебных действий и задавать допрашиваемым вопросы, относящиеся к предмету экспертизы.

За отказ или уклонение от выполнения своих обязанностей без уважительных причин или дачу заведомо ложного заключения эксперт может быть привлечен к уголовной ответственности по соответствующим статьям Уголовного кодекса. Он может быть подвергнут приводу в случае неявки без уважительной причины по вызову (ст. 82 УПК).

На основании произведенных исследований в соответствии со специальными знаниями эксперт составляет заключение, в котором излагает результаты проведенного исследования и формулирует выводы по тем вопросам, которые ему поставлены следователем или судом. Как и любое доказательство, заключение эксперта не имеет заранее установленной силы и подлежит оценке и проверке в совокупности со всеми обстоятельствами дела (ст. 71 УПК).

Это интересно:  Стоит ли в банке ВТБ погашать ипотеку досрочно

Во всяком случае, оценивая заключение эксперта, можно говорить о доброкачественности данного источника доказательств, если в заключении: а) даны прямые и четкие ответы на поставленные вопросы. Догадки и предположения эксперта доказательственного значения не имеют; б) выводы и утверждения основаны на строго научных данных и не выходят за рамки специальных познаний эксперта; в) выводы и утверждения не опровергаются и не противоречат иным фактическим данным, установленным в ходе расследования и рассмотрения дела.

В практике в зависимости от конкретных обстоятельств дела могут быть и иные основания, по которым органы дознания, следствия или суд могут не согласиться с заключением эксперта. Однако несогласие их с заключением должно быть мотивировано (ст. 80 УПК).

Немотивированность заключения или неубедительность доводов эксперта, положенных в основу заключения, может служить основанием отклонения заключения эксперта. Вероятное заключение эксперта, в котором поставленные перед ним вопросы не получили категорического разрешения, не может служить основанием и для обоснования решений по делу. Если заключение эксперта не вытекает из фактов, установленных при исследовании, или не соответствует данным науки, из которых он исходит, то такая ошибка эксперта в конструировании выводов может быть обнаружена. Логическая противоречивость заключения эксперта обнаруживается при анализе его содержания, мотивировки.

Заключение и показания эксперта

Эксперт — физическое лицо, которому поручено производство су­дебной экспертизы в связи с обладанием им специальными позна­ниями в области науки, техники, искусства и ремесла.

Специалист — физическое лицо, обладающее специальными по­знаниями в области науки, техники, искусства и ремесла и привле­ченное к участию в уголовном деле для разрешения вопросов, тре­бующих специальных познаний.

Важно! Следует иметь ввиду, что:

  • Каждый случай уникален и индивидуален.
  • Тщательное изучение вопроса не всегда гарантирует положительный исход дела. Он зависит от множества факторов.

Чтобы получить максимально подробную консультацию по своему вопросу, вам достаточно выбрать любой из предложенных вариантов:

  • Обратиться за консультацией через форму.
  • Воспользоваться онлайн чатом в нижнем правом углу экрана.
  • Позвонить:
    • По всей России: +7 (800) 350-73-32

Ст. 80 УПК РФ определяет, что заключение специалиста — представленное в письменном виде суждение по вопросам, поставленным перед специалистом сторонами. Является процессуальным документом.

Показания специалиста — сведения, сообщенные им на допросе об обстоятельствах, требующих специальных познаний, а также разъяснения своего мнения в соответствии с требованиями статей 53, 168 и 271 УПК РФ.

Ст. 80 УПК РФ определяет, что з аключение эксперта — представленные в письменном виде содержание исследования и выводы по вопросам, поставленным перед экспертом лицом, ведущим производство по уголовному делу, или сторонами.

Это процессуальный документ, содержащий сведения о факте, ходе, содержании и результатах экспертного ис­следования и выводы эксперта по вопросам, которые перед ним были поставлены для разрешения их с помощью специ­альных познаний.

Показания эксперта — сведения, сообщенные им на допросе, проведенном после получения его заключения, в целях разъяснения или уточнения данного заключения в соответствии с требованиями статей 205 и 282 УПК РФ.

Экспертиза — процесс исследования экспертом представленных ему по уголовному делу объектов, имеющих значение для правиль­ного разрешения уголовного дела.

Экспертное исследование обычно производится экспертами со­ответствующих государственных учреждений, организаций, деятель­ность которых регулируется специальным законом.

Особенности оценки заключений эксперта как средства доказывания в уголовном процессе:

1) участникам уголовного процесса необходимо удо­стовериться в компетентности эксперта, обратив особое внимание на сведения:

    • об их возрасте;
    • об образовании;
    • о стаже работы по специальности;
    • о наличии у них ученой степени или ученого звания;
    • о стаже проведения экспертных и иных исследований или участия в уголовном судопроизводстве в качестве эксперта или спе­циалиста и т.д.

2) следует установить отсутствие нарушений уголовно-процессуального закона при назначении судебной экспертизы.

3) необходимо тщательно ознакомиться с заключениями в полном объеме, а не только, как это делается обычно на практике, с окончательными выводами и суждениями, чтобы выяснить, все ли объекты были подвергнуты исследованию, на все ли вопросы даны ответы, не имеется ли противоречий в выводах или суждениях экс­перта либо специалиста.

4) нужно убедиться в том, что эксперт использует современные и апробированные методики для форми­рования своих выводов и суждений.

5) следует сопоставить выводы и суждения эксперта с имеющимися в материалах уголовного дела доказательствами для установления наличия или отсутствия между ними противоречий.

Курс уголовного процесса

Заключение эксперта и заключение специалиста

Заключение эксперта — это один из классических видов доказательств, который является результатом не менее классического следственного (судебно-следственного) действия: производства судебной экспертизы. Данный вид доказательства представляет собой сделанные на основе исследования выводы эксперта, т.е. лица, которое обладает специальными познаниями (в науке, технике, искусстве или ремесле), никак не связано с расследуемыми событиями и привлечено для дачи заключения специальным решением дознавателя, следователя или суда. Иначе говоря, когда установление того или иного факта выходит за пределы компетенции органа расследования или правосудия и требует специальных знаний, этот орган прибегает по своей инициативе (ex officio) или по просьбе сторон к помощи эксперта для дачи заключения по поставленным вопросам.

Возникновение экспертизы связывают с глубокой модернизацией уголовного процесса, произведенной в свое время инквизиционным (розыскным) уголовным процессом, отошедшим от архаичного представления о доказывании как исключительно о непосредственном обмене сторонами своими мнениями по поводу произошедшего события. Доказывание стало восприниматься как объективная деятельность по наиболее полному установлению всех обстоятельств дела (следственная идея), что немедленно потребовало привлечения к нему научных данных, которые хотя и смотрятся сегодня наивно, а иногда и курьезно, но для своего времени представляли собой новейшие достижения наук, прежде всего медицинских. После процессуальной институционализации экспертизы ее модернизация происходила уже не столько в юридической, сколько в естественнонаучной плоскости: с развитием наук менялась и экспертиза, постепенно приобретая свой современный вид. В этом смысле тезис о том, что экспертиза представляет собой «новейший вид судебных доказательств», верен по-прежнему, но не в процессуальном плане, так как для уголовного процесса она давно уже является хрестоматийным средством доказывания, а в плане научном. Экспертиза, всегда отражая новейшие научные достижения, перманентно развивается и с содержательной точки зрения трансформируется, что приводит к появлению новейших видов экспертиз и т.д.

В уголовно-процессуальном понятии заключения эксперта следует отличать друг от друга материальную (сущностную) и формальную стороны, причем заключение эксперта представляет собой неразрывный симбиоз (единство) этих двух сторон. В материальном смысле заключение эксперта представляет собой выводы лица, обладающего специальными знаниями. Здесь упор делается на содержательную сторону заключения, которое должно исходить от компетентного в соответствующих вопросах человека, обладающего особой квалификацией. В формальном смысле заключение эксперта предстает результатом специального следственного действия, произведенного следователем, дознавателем и судом. Здесь упор делается на процессуальную форму, т.е. совокупность решений и действий, которые приводят к появлению заключения эксперта. Строго говоря, понятие заключения эксперта отражает на более конкретном уровне общее понятие доказательства как обязательного единства сведения и источника с тем лишь уточнением, что «сведение» в данном случае должно непременно содержать специальные знания, а «источник» представать в виде сложного следственного действия — судебной экспертизы.

Это интересно:  Получен кредит в банке проводка

Заключение специалиста — это новейший вид доказательств, который в отличие от заключения эксперта не был известен российской уголовно-процессуальной системе до принятия Федерального закона от 4 июля 2003 г. № 92-ФЗ, дополнившего ч. 2 ст. 74 УПК РФ. Уже из его наименования видно, что речь здесь также идет об использовании в уголовном процессе специальных знаний. В чем смысл данного нововведения, какое место занимает заключение специалиста в системе отдельных видов доказательств и каково его соотношение с традиционным заключением эксперта? Эти вопросы немедленно возникли как в теории, так и на практике. Но ответ на них оказался крайне непрост, породив ряд научных дискуссий. Не будет преувеличением утверждать, что заключение специалиста до сих пор остается определенной загадкой для отечественной теории доказательств 1 См., например: Овсянников И. Дискуссиям о заключении специалиста 10 лет // Законность. 2015. № 2. С. 48-51. .

Наиболее распространенная точка зрения, нашедшая отражение не только в доктрине, но и в авторитетной судебной практике, основывается на терминологическом различии в нормативных определениях заключения эксперта и заключения специалиста. Если применительно к заключению эксперта говорится о том, что оно представляет собой содержание исследования (ч. 1 ст. 80 УПК РФ), то применительно к заключению специалиста речь идет о суждении (ч. 3 ст. 80 УПК РФ). Соответственно, там, где необходимо исследование, должна производиться экспертиза, там, где необходимости в исследовании нет и достаточно «суждения», можно ограничиться заключением специалиста. В такой ситуации заключение специалиста предстает как некое «облегченное» заключение эксперта.

Нетрудно заметить, что данный подход к разграничению заключения эксперта и заключения специалиста опирается на материальную сторону соответствующих понятий, т.е. на характер самой работы лица, обладающего специальными знаниями. От этого уже зависит формальная сторона: требуется производить экспертизу или нет. Однако работа лица, обладающего специальными знаниями, не подлежит процессуальной институционализации и всегда остается за кадром процессуального регулирования, поскольку подчинена сугубо научной логике. Иначе говоря, лабораторную и мыслительную работу ученого формализовать нельзя, так как она имеет чисто творческий характер. Что значит «исследование» (сколько требуется пробирок, растворов, колб и т.п.?) и чем оно по формальным признакам отличается от иных видов мыслительной деятельности? Ответить на этот вопрос невозможно, в силу чего возникает риск полного размывания экспертизы как сложного следственного действия и фактического пренебрежения сопутствующими ему гарантиями, когда заключение эксперта будет необоснованно подменяться заключением специалиста. В такой ситуации предложенный материальный критерий разграничения заключения эксперта и заключения специалиста, основанный на противопоставлении «исследований» и «суждений», является не только теоретически бесперспективным, но и практически опасным. Кроме того, принимая Федеральный закон от 4 июля 2003 г. № 92-ФЗ, законодатель стремился решить совершенно иные задачи.

На самом деле понять смысл данного нововведения можно только, оттолкнувшись от сравнительно-правового анализа. В теории принято выделять два типа экспертиз: континентальную и англосаксонскую:

— континентальная экспертиза характеризуется тем, что здесь назначение экспертизы, определение конкретного эксперта и постановка перед ним вопросов являются прерогативой лица, ведущего производство по делу (следователя или судьи), вследствие чего заключение эксперта становится результатом специального следственного (судебно-следственного) действия; стороны могут влиять на решение указанных вопросов путем заявления соответствующих ходатайств, но решающая роль им не принадлежит;

— англосаксонская экспертиза характеризуется децентрализованной природой, когда каждая из сторон производит собственное экспертное исследование (чаще всего за свой счет), после чего представляет полученное заключение в суд, где сам эксперт подвергается допросу сторон в качестве одного из свидетелей; в данной системе нет нейтрального эксперта, а есть «эксперт обвинения» и «эксперт защиты», в силу чего любое заключение эксперта предстает в качестве результата деятельности соответствующей стороны.

Обе модели имеют свои достоинства и недостатки. Континентальную экспертизу часто критикуют за малую роль сторон при ее производстве, бюрократизацию, «огосударствление», пренебрежение состязательностью и т.п. В свою очередь столь же очевидны и недостатки англосаксонской экспертизы: она абсолютно предсказуема, так как стороны представляют в суд только выгодные им заключения, в конечном итоге подбирая себе лояльного эксперта, в результате чего экспертное заключение, представленное стороной обвинения, и экспертное заключение, представленное стороной защиты, просто-напросто нейтрализуют друг друга, лишая по сути суд специальных знаний и объективного мнения. Поэтому неоднократно возникало желание найти компромисс между двумя моделями, очередным проявлением которого стал российский Федеральный закон от 4 июля 2003 г. № 92-ФЗ.

Совершенно очевидно, что традиционный для российского уголовного процесса институт заключения эксперта является отражением континентальной логики. В то же время стороны (защита и потерпевший), лишенные властных полномочий, часто пытаются прибегнуть к так называемой «альтернативной экспертизе», получают соответствующие заключения в государственных и негосударственных экспертных учреждениях, но сталкиваются с невозможностью приобщить их к материалам дела. Для них просто нет соответствующей процессуальной формы (надлежащего источника доказательств), поскольку такие «заключения» не являются заключениями эксперта в процессуальном смысле, не будучи результатом специального следственного действия, произведенного органами расследования или судом.

Для решения указанной проблемы законодатель и попытался имплементировать в российский уголовный процесс «альтернативную экспертизу» англосаксонского типа, обозначив ее при помощи использования синонима в качеств заключения специалиста , чтобы терминологически разграничить с классическим заключением эксперта. Тем самым очевидно, что критерий разграничения заключения эксперта и заключения специалиста следует искать не в материальной, а в формальной плоскости. С материальной (сущностной) стороны речь в обоих случаях идет о заключении лица, обладающего специальными знаниями, т.е. специалиста в широком смысле (эксперта) Искать между ними различия бесперспективно, тем более что речь часто идет об одних и тех же лицах, работающих в экспертных (государственных или негосударственных) учреждениях. Но с формальной стороны заключение эксперта — это ответ на поставленные в установленной процессуальной форме перед экспертом вопросы лицом, ведущим производство по делу (ч. 1 ст. 80 УПК РФ), тогда как заключение специалиста — это ответ на вопросы, поставленные перед специалистом сторонами (ч. 3 ст. 80 УПК РФ). Иначе говоря, в одном случае мы сталкиваемся с классической континентальной экспертизой, тогда как в другом случае с ее альтернативой — экспертизой сторон англосаксонского типа.

Однако правильное толкование Федерального закона от 4 июля 2003 г. № 92-ФЗ столкнулось с тремя затруднениями.

Во-первых, в ч. 1 ст. 80 УПК РФ говорится, что заключение эксперта дается по вопросам, поставленным не только лицом, ведущим производство по делу, но и сторонами . Смысл данной оговорки понятен, так как стороны вправе заявлять ходатайства о назначении экспертизы, ее поручении конкретному эксперту, формулировании перед ним конкретных вопросов и т.п. Речь здесь идет о реализации сторонами принадлежащих им прав в рамках классической континентальной экспертизы, а не о производстве ими «альтернативной» экспертизы.

Во-вторых, следователь и дознаватель по действующему УПК РФ также относятся к участникам уголовного судопроизводства со стороны обвинения, т.е. формально считаются «сторонами». Ясно, что в ч. 3 ст. 80 УПК РФ законодатель имел в виду не их, а участвующих в уголовном судопроизводстве частных лиц и их представителей, лишенных властных полномочий. Однако буквальное и несистемное прочтение ч. 3 ст. 80 УПК РФ (без учета смысла реформы и вне связи с остальными уголовно-процессуальными нормами) открыло возможность использования заключения специалиста также следователем и дознавателем, что не охватывалось замыслом законодателя, попавшего в «терминологический капкан».

В-третьих, в уголовном процессе уже давно существовала процессуальная фигура специалиста (ст. 58 УПК РФ), не имевшая никакого отношения к реформе 4 июля 2003 г. Речь шла и до сих пор идет о лице, обладающем специальными знаниями и привлекаемом к производству следственных (судебно-следственных) действий (например, врач, выезжающий на место осмотра трупа, или криминалист, помогающий обнаружить и снять отпечатки пальцев на месте преступления, и т.д.). Никакого заключения такой специалист не дает: его участие лишь отмечается в протоколе следственного действия, который он подписывает вместе со следователем, понятыми (если они принимают участие в производстве следственного действия) и др.

Это интересно:  Если в декрете сдавал кровь нужно ли предоставлять дни отдыха

Введя новый вид доказательства и нового процессуального субъекта — специалиста, дающего заключение, законодатель сумел терминологически отделить его от традиционного эксперта, но столкнулся с другой проблемой, когда новое понятие совпало по звучанию со старым, хотя речь идет о разных процессуальных явлениях и отождествлять их законодатель не предполагал. Возник феномен нормативной омонимии , когда два понятия (в данном случае «специалист») одинаково пишутся и звучат, но являются автономными по отношению друг к другу институтами.

Таким образом, следует различать:

а) эксперта (классическая экспертиза);

б) специалиста, дающего заключение («альтернативная» экспертиза сторон);

в) специалиста в традиционном понимании , участвующего в производстве следственных (судебно-следственных) действий.

В доказательственном плане в результате деятельности первых двух мы получаем самостоятельные виды доказательств: заключение эксперта и заключение специалиста. Деятельность третьего к появлению самостоятельного вида доказательств не приводит, а отражается в протоколах следственных и судебных действий.

Следует также добавить, что в последние годы широкое распространение получили различные заключения, которые дают по уголовным делам профессора права, известные адвокаты, зарубежные юристы и т.д. Речь идет о ситуациях, когда то или иное положение закона вызывает доктринальные споры или возникает, допустим, потребность в толковании норм смежных отраслей права, иностранного законодательства и т.п. Стороны нередко стремятся приобщить такие заключения, чаще всего действуя в своих интересах и оформляя их в виде «заключений специалиста». Нередко их ходатайства о приобщении удовлетворяются органами расследования и судами.

Необходимо иметь в виду, что в последнем случае мы сталкиваемся с феноменом, который не имеет в российском уголовном процессе четких институциональных оснований. С теоретической точки зрения, он наиболее близок к известному главным образом в англосаксонских странах и в деятельности международных судебных инстанций институту amicus curiae (дословно лат. — друг суда), предполагающему право сторон привлекать для подтверждения своей позиции носителей тех доктринальных правовых знаний, которые не обязательно известны суду, но могут быть ему полезны при рассмотрении дела. Каково бы ни было наше отношение к данной практике, следует учитывать, что речь в любом случае не идет о доказательствах, так как заключения такого рода специалистов (экспертов-юристов) не касаются и не должны касаться фактических обстоятельств дела . Иначе говоря, здесь речь идет не об установлении фактических обстоятельств дела, а о попытке представить свою позицию по вопросам применения правовых норм, что не позволяет отнести такие «заключения» ни к числу заключений эксперта, ни к числу заключений специалиста в строго доказательственном смысле. Что касается собственно доказывания, то в его рамках «постановка перед экспертом правовых вопросов, связанных с оценкой деяния, разрешение которых относится к исключительной компетенции органа, осуществляющего расследование, прокурора, суда (например, что имело место — убийство или самоубийство), как не входящих в его компетенцию, не допускается» (п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2010 г. № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам»),

Заключение эксперта

1. Заключение эксперта является одним из видов доказательств в уголовном судопроизводстве. Оно необходимо, когда для получения доказательств приходится решать вопросы, требующие специальных познаний в науке, технике, искусстве или ремесле. Средством получения такого заключения является проведение экспертизы.

Заключение эксперта, содержащиеся в нем фактические выводы и данные образуют в их единстве один из видов уголовно-процессуальных доказательств. Характеризуя заключение эксперта как доказательство, подчёркивает, что необходимо иметь в виду: 1- Заключение эксперта исходит от лица, обладающего специальными знаниями; 2- Является результатом исследований, проведённых экспертом; 3- Получено в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законом; 4- Как доказательство содержит фактические данные и вытекающие из них выводы.

Автор придерживается мнения, что заключение эксперта должно быть основано на бесспорных, проверенных наукой и практикой методах исследования. Если эксперт прибегает к новым методам и научным положениям, недостаточно известным науке и практике, он особо должен обосновать верность научного подхода в его экспертном исследовании.

2. Предмет заключения эксперта. К предмету заключения эксперта относятся вопросы, исследование которых требует специальных познаний. В уголовном судопроизводстве в каждом конкретном случае органы расследования и суд определяют характер таких вопросов. Однако, автор отмечает, что назначение экспертизы зависит не от субъективного усмотрения следователей и судей, а от объективного характера устанавливаемых обстоятельств. Органы расследования и суд обязаны назначить экспертизу, если для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию, необходимы специальные знания.

В уголовном судопроизводстве для решения вопросов, требующих специальных познаний, чаще всего назначаются медицинская, психиатрическая, бухгалтерская, автотехническая, криминалистическая и некоторые другие виды экспертиз.

К предмету заключения эксперта относятся лишь вопросы, находящиеся в пределах его компетенции, его специальных познаний. Правовые вопросы к ним не относятся. Эксперт, как считает автор, не только не должен решать правовые вопросы, но и употреблять в заключении правовые термины, чтобы не возникало впечатление о решении им юридического вопроса.

Автор считает, что в каждом конкретном случае следователи и судьи, исходя из сложности вопроса, подлежащего выяснению, и необходимости для этого специальных познаний, должны принимать решение о назначении экспертизы.

3. Производство экспертизы. Экспертиза является средством получения заключения эксперта. Она может быть проведена лишь в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства. В других стадиях уголовного процесса производство экспертизы не допускается.

Эксперт не в праве отказаться от производства экспертизы. Однако, если поставленный перед ним вопрос выходит за пределы его специальных познаний или представленные материалы недостаточны для дачи заключения, он может письменно сообщить об этом органу, назначившему экспертизу.

Результаты экспертизы оформляются заключением эксперта. В нём должно быть указано: кем и на каком основании проведена экспертиза, кто присутствовал при её производстве, какие материалы эксперт использовал, какие исследования провёл, какие вопросы поставлены эксперту и его мотивированные ответы.

По данному вопросу автор не высказывал своего мнения и не выделял каких-либо проблемных моментов.

4.Оценка заключения эксперта. Заключение эксперта, содержащиеся в нём фактические данные и выводы подлежат оценке по внутреннему убеждению лиц, осуществляющих уголовно-процессуальное доказывание на основании всестороннего, полного и объективного рассмотрения всех обстоятельств дела в их совокупности. Законом установлено, что заключение эксперта не является обязательным для лица, производящего дознание следователя, прокурора и суда, однако несогласие их с заключением должно быть мотивировано. Последнее иногда расценивается как свидетельство особого значения заключения эксперта и особых правил его оценки. Автор считает, что в этом нет никакого особого правила заключения эксперта, так как закон и в других случаях обязывает суд указывать мотивы, по которым он отвергает иные доказательства, а не только заключение эксперта. ТО, что об этом правиле особо сказано по отношению к заключению эксперта, вполне оправдано, поскольку заключение эксперта является результатом использования специальных знаний в решении тех или иных вопросов.

Статья написана по материалам сайтов: jurkom74.ru, isfic.info, studwood.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector