+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Возможна ли уступка третьим лицам права требования стоимости доли ООО?

Уступка доли в ООО

Фоломина Л.В., кандидат юридических наук, заместитель генерального директора ЗАО НПЦ Спецоснащение МО».

Решили два гражданина Российской Федерации — Иванов и Петров — организовать общество с ограниченной ответственностью. В процессе разработки устава общества встал перед ними вопрос: станет ли автоматически участником их общества человек, которому один из них подарит (уступит) часть своей доли в уставном капитале? Для ответа на этот вопрос обратились Иванов с Петровым к Закону от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью».

В ст. 21 Закона сказано, что участник общества вправе продать или иным образом уступить свою долю (часть доли) в уставном капитале общества третьим лицам, если это не запрещено уставом общества. При этом согласие общества или других участников общества на совершение такой сделки не требуется, если иное не предусмотрено уставом общества. В своем уставе Иванов с Петровым разрешили уступку доли (части доли) без согласия на то общества. При этом стало ясно, что с куплей-продажей доли (части доли) все более или менее понятно из текста Закона: преимущественное право покупки принадлежит участникам общества, а дальше — уведомление о продаже третьему лицу, и если ни один из участников не соблаговолит купить долю (часть доли), то она продается третьему лицу.

Но понятие уступки включает в себя помимо продажи еще и такие действия, как мена, дарение. Как же быть с дарением, например? Получается, что с дарением все проще: без уведомления участника общества Петрова и без его согласия Иванов взял да и подарил часть своей доли своему сыну и поставил Петрова перед случившимся фактом на очередном общем собрании. А Петров и спрашивает: и что, теперь Иванов младший является участником нашего общества?

Абзац 3 п. 6 ст. 21 Закона напрямую не называет приобретателя доли участником общества, а говорит, что к приобретателю доли (части доли) в уставном капитале общества переходят все права и обязанности участника общества. При этом такой переход осуществляется не в момент заключения сделки по уступке доли (части доли), даже не после нотариального удостоверения, если оно обязательно в соответствии с уставом, а лишь в момент письменного уведомления общества. Кроме того, одного письменного уведомления недостаточно для перехода всех прав, требуется представить еще и доказательства осуществления уступки доли (части доли).

Порядок передачи доли обществу при выходе участника

Таким доказательством может выступать только соответственно нашему случаю договор дарения. Однако Закон не указывает сроки, в которые должно быть сделано письменное уведомление о совершении сделки по уступке доли (части доли). Хотя по логике это должно быть сделано сразу же, как только сделка совершилась, а не через месяц или два или к очередному общему собранию.

Надо отметить также, что к приобретателю доли (части доли) в уставном капитале переходят не все права и обязанности, а только те, которые вытекают из обладания полученной долей (частью доли). Статья 383 Гражданского кодекса РФ устанавливает запрет на переуступку требований, неразрывно связанных с личностью кредитора. Поэтому не переходят те права и обязанности, которые были определены специально для участника, передавшего долю (часть доли). Таким образом, можно сделать вывод, что для закона есть различие не только в наименовании: «участник», «приобретатель», но и в правовом статусе этих лиц.

Из текста Закона получается, что лицо, которое получило долю (часть доли) путем мены или дарения, не может являться участником общества, долю (часть доли) которого данное лицо приобрело. Такое лицо будет считаться только приобретателем доли (части доли). Соответственно, опять же исходя из текста Закона, приобретатель не может принимать участие в общих собраниях общества и в управлении его делами. Тогда встает вопрос: а как же быть с его долей в уставном капитале? Значит ли это, что она никак не будет работать? Тогда решения, которые общество должно принимать квалифицированным большинством голосов, не будут проходить и работа общества затормозится до тех пор, пока приобретатель не пройдет всю процедуру вступления в участники общества. Такой подход значительно затрудняет понимание Закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», вводит в заблуждение людей-неюристов и тормозит развитие бизнеса в стране.

Уступка доли в уставном капитале ООО третьему лицу

В связи с вступлением в действие Федерального закона от 30.12.2008 N 312-ФЗ настоящие и будущие предприниматели столкнулись со сложным порядком смены участников в составе обществ с ограниченной ответственностью. Если раньше договор купли-продажи доли в уставном капитале составлялся в простой письменной форме и соответствующие изменения не требовали огромных временных и материальных затрат, то сейчас участие нотариуса, и, как следствие, длящаяся и недешевая процедура внесения изменения сведений об участниках Общества, на первый взгляд, обязательны.

В настоящей статье будут рассмотрены возможные процедуры уступки доли в уставном капитале Общества с ограниченной ответственностью, как в нотариальном порядке, так и минуя таковой.

I. С участием нотариуса – в виде продажи доли в уставном капитале Общества третьему лицу

1. Перерегистрация (по необходимости, если деятельность ООО не приведена в соответствие с законом 312-ФЗ ранее).

Для приведения деятельности Общества в соответствие с Законом 312-ФЗ необходим следующий комплект документов:

б) решение о внесении изменений в учредительные документы юридического лица;

в) изменения, вносимые в учредительные документы юридического лица;

г) документ об уплате государственной пошлины. Госпошлина — 800 рублей.

д) дополнительно подается копия нового устава, запрос на заверение копии и документ об оплате пошлины за вышеуказанное действие в размере 400 рублей.

В соответствии со ст.8, срок государственной регистрации составляет не более 5 дней.

2. Смена участника

После получения документов из налоговой можно запускать процедуру продажи доли/уступки доли.

— комплект документов по требованию нотариуса (учредительные документы Общества, доля в уставном капитале которого продается, выписка из ЕГРЮЛ, справка из банка об оплате уставного капитала, основания приобретения доли продавцом, документы продавца и покупателя – точный перечень необходимо запросить у нотариуса);

— решение об изменении состава участников Общества;

— нотариально заверенные отказы от других участников Общества и самого Общества;

— заявление по соответствующей форме (возможно его заполнение нотариусом);

Комплект документов для нотариуса индивидуален и зависит от структуры сделки.

Участие правовой компании при таком варианте заключается в подготовке документов для перерегистрации, сопровождении Клиента к нотариусу и в налоговую инспекцию.. По желанию Клиента мы можем оказать содействие в подготовке продажи доли, заключающееся в поиске оптимального по цене услуг и расположению нотариуса, составить необходимые внутренние документы Общества, сопроводить заявителя в нотариальную контору.

II. Без участия нотариуса – выход участника из состава Общества с одновременным распределением доли третьему лицу

  1. Перерегистрация (см.выше)
  2. Выход участника из Общества (при наличии 2 и более участников ООО) с одновременным распределением доли третьему лицу

Участник общества вправе выйти из общества путем отчуждения доли обществу независимо от согласия других его участников или общества, если это предусмотрено уставом общества. Общество обязано выплатить участнику общества, подавшему заявление о выходе из общества, действительную стоимость его доли в уставном капитале общества, определяемую на основании данных бухгалтерской отчетности общества за последний отчетный период, предшествующий дню подачи заявления о выходе из общества, или с согласия этого участника общества выдать ему в натуре имущество такой же стоимости либо в случае неполной оплаты им доли в уставном капитале общества действительную стоимость оплаченной части доли.

Уступка доли в уставном капитале ООО

Срок — в течение трех месяцев со дня возникновения соответствующей обязанности, если иной срок или порядок выплаты действительной стоимости доли или части доли не предусмотрен уставом общества.

Доля, принадлежащая Обществу, может быть предложена для приобретения всем либо некоторым участникам общества и (или), если это не запрещено уставом общества, третьим лицам.

Орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, должен быть извещен о состоявшемся переходе к обществу доли или части доли в уставном капитале общества не позднее чем в течение месяца со дня перехода к обществу доли или части доли путем направления заявления о внесении соответствующих изменений в единый государственный реестр юридических лиц и документа, подтверждающего основания перехода к обществу доли или части доли.

В случае если в течение указанного срока доля или часть доли будет распределена, продана или погашена, орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, извещается обществом путем направления заявления о внесении соответствующих изменений в единый государственный реестр юридических лиц и документов, подтверждающих основания перехода к обществу доли или части доли, а также их последующих распределения, продажи или погашения. Документы для государственной регистрации предусмотренных настоящей статьей изменений, а при продаже доли или части доли также документы, подтверждающие оплату доли или части доли в уставном капитале общества, должны быть представлены в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, в течение месяца со дня принятия решения о распределении доли или части доли между всеми участниками общества, об их оплате приобретателем либо о погашении.

Указанные изменения приобретают силу для третьих лиц с момента их государственной регистрации.

III. Без участия нотариуса – вход в состав участников третьего лица путем увеличения уставного капитала и последующая продажа доли новому участнику с использованием преимущественного права покупки/выход участника с распределением доли новому участнику

  1. В соответствии со статьей 19 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», общее собрание участников общества может принять решение об увеличении его уставного капитала на основании заявления участника общества (заявлений участников общества) о внесении дополнительного вклада и (или), если это не запрещено уставом общества, заявления третьего лица (заявлений третьих лиц) о принятии его в общество и внесении вклада. Для этого необходимо заявление третьего лица с указанием суммы, на которую он готов увеличить уставный капитал, а так же доли, которой он хотел бы обладать вследствие такого увеличения. Далее общим собранием участников должны быть приняты решения о принятии нового участника в общество, о внесении в устав общества изменений в связи с увеличением уставного капитала общества, об определении номинальной стоимости и размера доли или долей третьего лица или третьих лиц, а также об изменении размеров долей участников общества. Такие решения принимаются всеми участниками общества единогласно. Номинальная стоимость доли, приобретаемой каждым третьим лицом, принимаемым в общество, не должна быть больше стоимости его вклада. Внесение дополнительных вкладов участниками общества и вкладов третьими лицами должно быть осуществлено не позднее чем в течение шести месяцев со дня принятия общим собранием участников общества предусмотренных настоящим пунктом решений. Документы для государственной регистрации изменений должны быть представлены в налоговый орган в течение месяца со дня принятия решения об утверждении итогов внесения дополнительных вкладов участниками общества или третьими лицами на основании их заявлений. Нотариальное заверение заявление о внесении вышеуказанных изменений в ЕГРЮЛ стоит ориентировочно 1500 рублей.
  2. Следующая стадия – покупка доли у выходящего участника новым с использованием права преимущественной покупки. Кроме договора в простой письменной форме понадобится уведомление продавца о грядущей продаже доли и отказы от остальных участников и Общества. Эту стадию можно заменить на выход участника с одновременным распределением доли. Выбор того или иного варианта зависит от количества участников и других нюансов деятельности и документов конкретной организации.

Помощь Правовой компании при II и III вариантах уступки доли в уставном капитале ООО заключается в подготовке документов для перерегистрации (если это требуется), для увеличения Уставного капитала, выхода участника из Общества и для продажи Обществом доли третьему лицу, или для купли-продажи доли с использованием преимущественного права покупки, в сопровождении Клиента к нотариусу и в налоговую инспекцию.

Уступка доли в ООО

Передача доли в ООО другому участнику

Простой переход доли от выбывающего компаньона своему коллеге прописан в ГК РФ. Статья 93 документа говорит о том, что процедуру может закрепить договор переуступки или купли-продажи. Но при этом необходимо учесть ряд важных моментов:

  1. Учредитель, передающий часть уставного капитала компании, должен полностью оплатить долевой взнос.
  2. Общество не влияет на сделку. Получать согласие на передачу не нужно (если другое положение дел не прописано в главном документе компании).
  3. Сделка должна быть завизирована нотариусом.

Для того чтобы совершить сделку, нужно удостовериться в правах на актив. Владение подтверждается выпиской из госреестра. Кроме этого, продавец должен подтвердить факт оплаты своей части капитала компании. Это может быть сделано с помощью первичных документов – платежки из банка, в которой указано назначение платежа, или справки из компании. Впрочем, если учредители знают друг друга лично, проблем с проверкой таких сведений возникнуть не должно. Если устав предусматривает согласие компании или других ее учредителей на подобные операции, то придется получить это одобрение.

После того как предварительная подготовка завершена, договор переуступки нужно заверить у нотариуса. Специалисту понадобятся:

– Выписка из госреестра.

– Правоустанавливающие документы на актив от продающего долю учредителя.

– Учредительный договор или протокол № 1 компании.

Нотариус составляет и оформляет договор переуступки. Сделка считается завершенной после визирования специалистом этого документа. Бумаги в налоговый орган о внесении изменений в госреестр подает нотариус. Он же уведомляет о состоявшейся сделке компанию в лице гендиректора. Никаких других действий бывшему и действующему владельцу части уставного капитала ООО производить не нужно.

Нотариус составляет и оформляет договор переуступки. Сделка считается завершенной после визирования этого документа.

Порядок проведения процедуры уступки доли другому компаньону через нотариуса является самым демократичным и быстрым. Для этого не нужно организовывать общее собрание и ждать месяц, подавать документы в налоговую и соблюдать еще массу бюрократических процедур. Главное, сделать три шага, о которых мы написали выше, и через три дня передача доли будет завершена.

Отчуждение доли в уставном капитале ООО: общие положения

Многие путают термины «уступка» и «отчуждение». Между тем уступки доли в уставном капитале ООО произведено быть не может, поскольку уступка — это соглашение, согласно которому кредитор уступает другому кредитору право требования по обязательству от третьей стороны. Отчуждение доли предполагает собой совсем иную сделку по продаже, дарению, иной передаче доли новому владельцу.

Порядок отчуждения доли в уставном капитале ООО урегулирован двумя основными нормативными актами:

  • законом «Об обществах с ограниченной ответственностью» от 08.02.1998 № 14-ФЗ;
  • ГК РФ.

Отчуждение доли представляет собой гражданско-правовую сделку. В силу п. 2 ст. 21 № 14-ФЗ участник фирмы может продать или иным образом передать долю или ее часть как другим участникам фирмы или самому обществу, так и третьим лицам.

В то же время закон установил для участников фирмы возможность приобрести долю (либо ее часть) в преимущественном порядке. Это означает, что до того, как третье лицо сможет приобрести долю, продавец обязан предложить участникам фирмы выкупить ее, а в случае их отказа право приобретения переходит к третьему лицу.

ВАЖНО! Сделку по продаже доли могут оспорить иные участники ООО, которым не было предложено приобрести долю выбывшего участника.

По общему правилу при отчуждении доли одним из участников другие члены фирмы могут приобрести ее в размере, который пропорционален уже имеющейся у них доле.

Возможна ситуация, когда устав фирмы в принципе запрещает продажу доли иным лицам, нежели участникам организации, и участники отвергли предложение о покупке. В этом случае, согласно ч. 3 ст. 93 ГК РФ, долю продавца должно приобрести общество. Это императивное требование, которое направлено на удовлетворение интересов продавца доли при отсутствии иных вариантов ее отчуждения.

Доли также могут переходить от одного лица к другому путем наследования, правопреемства. Переход доли от участника к иному лицу влечет прекращение его участия в деятельности фирмы.

Столкнулись с нестандартной для вас ситуацией, сомневаетесь в правильности ее отражения в учете? На нашем форуме можете получить помощь и поддержку! Например, на этой ветке можно узнать облагается ли подоходным налогом продажа доли в УК.

Составление оферты с целью отчуждения доли в уставном капитале

Как уже упоминалось, у продавца доли есть обязанность направить предложение (оферту) о ее покупке участникам фирмы. Понятие оферты (предложения о покупке) содержится в ст. 435 ГК РФ. Это предложение, свидетельствующее о том, что участник хочет продать долю. Предложение содержит все основные условия договора: о предмете сделки, о ее цене, иные условия.

Адресатами оферты являются:

  • участники фирмы (или единственный участник);
  • общество.

Форма предложения законодательно не установлена, но, исходя из анализа требований ГК РФ и ФЗ № 14, она должна содержать:

  • сведения о продавце (включая его паспортные данные, а если продавец — юридическое лицо, то информацию об ИНН и ОГРН);
  • сведения о фирме, доля в которой отчуждается, ее размер и стоимость (номинальная);
  • информацию о возможном покупателе (заполняется так же, как и сведения о продавце);
  • условия сделки, ее предмет (предметом сделки в рассматриваемом случае является сама доля);
  • порядок уплаты стоимости доли покупателем;
  • порядок ответа на предложение (акцепта сделки). По общему правилу он должен быть направлен в течение месяца, однако устав может содержать и более длительный срок;
  • дату;
  • подпись.

Направление оферты

Составленная оферта, которая содержит указанные выше сведения, направляется в общество. Участникам ее направлять необязательно, поскольку, в силу п. 5 ст. 21 ФЗ № 14, она считается полученной ими с момента получения предложения фирмой.

Можно направить оферту следующими способами:

  • вручить представителю фирмы, который своей подписью подтвердит получение;
  • направить через нотариуса;
  • направить по почте заказным письмом. Обязательно наличие уведомления о вручении и описи вложения.

Необходимо отметить: несмотря на то, что направлять предложение участникам фирмы не требуется, ООО должно получить копии оферт, адресованных им.

ВАЖНО! Если предложение направляется по почте, оно, в силу требований ст. 165.1 ГК РФ, считается полученным адресатом даже тогда, когда последний по зависящим от него причинам не получил документ и не ознакомился с его содержанием.

Получив оферту, фирма направляет ее участникам. В силу абз. 2 п. 5 ст. 21 ФЗ № 14, участники фирмы могут акцептовать оферту (принять предложение о покупке доли) в течение месяца с момента получения предложения.

Если продавец доли планирует передать ее лицу, который не является участником общества, и члены фирмы не возражают, они могут написать соответствующие заявления о согласии на продажу и направить их в адрес продавца доли. Если заявления написаны не были в месячный срок, согласие считается полученным со всеми вытекающими последствиями (в виде утраты участниками преимущественного права покупки).

Составление договора купли-продажи доли

Следующий этап — составить соглашение о приобретении доли. Возмездная ее передача осуществляется на основании договора купли-продажи. Договор заключается в письменной форме и требует обязательного заверения у нотариуса (п. 11 ст. 21 ФЗ № 14). Порядок составления и заверки договора у нотариуса един, независимо от того, кому доля продается — участнику, обществу или третьим лицам.

Очень важно составить договор юридически правильно, включив в него все юридически значимые обстоятельства, в том числе существенные условия о предмете сделки.

К юридически значимым обстоятельствам, подлежащим включению в соглашение, относятся:

  • дата и место заключения соглашения;
  • информация о продавце;
  • информация о покупателе;
  • сведения о продаваемой доле, т. е. ее характеристики, номинальная стоимость и т. д.;
  • порядок расчетов между сторонами;
  • реквизиты и подписи сторон.

При составлении документа необходимо обратить внимание на следующее:

  • должны быть указаны сведения, характеризующие стороны сделки, в частности, реквизиты паспортов физических лиц, ОГРН и место регистрации юридических лиц, если они являются сторонами договора;
  • должны четко прописываться как размер доли, так и ее стоимость (как номинальная, так и действительная);
  • рекомендуется четко указать срок оплаты доли, например, конкретную дату либо ссылку на событие, которое должно неизбежно наступить в определенный день;
  • возможно изложение в договоре последствий несоблюдения обязательств, меры обеспечения сделки, например, залог доли;
  • целесообразно указывать, какая сторона будет оплачивать расходы, связанные с заключением соглашения, в частности, оплачивать услуги нотариуса.

Документы, которые требуется предъявить нотариусу

Перечень необходимых бумаг, которые требуется представить для заверки договора, обговаривается в Рекомендациях по применению отдельных положений Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» без номера и даты. Документ подготовлен нотариальной палатой и опубликован в специализированном периодическом издании «Нотариальный вестник», № 12, 2009 года. Что касается федерального законодательства, то перечень документов косвенно упоминается в п. 13, 13.1 ст. 21 ФЗ № 14.

К ним относятся:

  • Договор, на основании которого доля будет продана, в трех экземплярах.
  • Документы, которые подтверждают право продавца распоряжаться долей: например, договор о ее приобретении, договор об учреждении фирмы, свидетельство о наследстве, решение суда.
  • Выписка из ЕГРЮЛ.
  • Документы, которые подтверждают факт оплаты доли продавцом, например, справка, выданная обществом либо банком.
  • Устав фирмы.
  • Решение о создании фирмы либо договор о ее учреждении.
  • Документы, подтверждающие уведомление иных участников фирмы о том, что доля будет продаваться, и их согласие на отчуждение.
  • В зависимости от конкретных обстоятельств сделки могут требоваться и иные документы. Например, согласие супруги продавца на отчуждение доли.

Особенности продажи доли в уставном капитале ООО обществу

Процедура отчуждения доли в уставном капитале ООО обществу аналогична процессу ее продажи третьему лицу. В то же время есть некоторые особенности, которые необходимо затронуть отдельно:

  • Абз. 3 п. 5 ст. 21 ФЗ № 14 предусмотрено, что при наличии указания в уставе на возможность преимущественного права приобретения доли обществом, оно может реализовать это право в течение недели после того, как участники таким правом не воспользовались, либо в течение недели с момента отказа участников фирмы от покупки. Для того чтобы приобрести долю, общество направляет акцепт продавцу. Устав может закреплять более продолжительный, нежели недельный, срок.
  • В силу п. 2 ст. 24 ФЗ № 14, в течение года с момента покупки доли обществом она распределяется между участниками. Такое решение должно приниматься на общем собрании. Кроме того, доля может быть предложена для покупки.

Таким образом, процедура отчуждения доли в ООО в целом едина, вне зависимости от того, кому она продается: обществу, его участникам либо третьим лицам. Во всех случаях необходимо заключение договора, нотариальное заверение сделки, внесение сведений в ЕГРЮЛ. Некоторые особенности касаются лишь подготовительного этапа.

Основные ошибки при оформлении сделок по уступке доли в ООО

Журнал «Финансовый директор»
№ 11 за 2008 год
www.fd.ru

Жуков Евгений, Старший юрисконсульт направления по сопровождению международных инвестиционных проектов
Департамента налогов и права ООО «Бейкер Тилли Русаудит»

Автор, являясь специалистом, неоднократно принимавшим участие в проектах юридического Due Diligence хозяйственных обществ, в числе прочего, осуществлял проверку сделок купли-продажи акций и долей хозяйственных обществ на предмет соответствия действующему законодательству. В данной статье автором будут раскрыты некоторые аспекты совершения сделок купли-продажи долей в обществах с ограниченной ответственностью (ООО), на которые участники таких сделок зачастую обращают мало внимания.

Это интересно:  Обзор биржи криптовалют нового поколения

Порядок перехода доли (части доли) участника ООО в уставном капитале общества к другим участникам общества и третьим лицам регулируется Федеральным законом от 08.02.1998 №14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее по тексту – Закон №14-ФЗ), а также статьей 93 Гражданского кодекса РФ.

Следует иметь в виду, что законодательством предусматривается возможность существенно ограничить уступку доли участника ООО посредством внесения соответствующих оговорок в устав ООО. В этой связи для правильного оформления сделки по уступке доли необходимо учитывать, в первую очередь, положения устава ООО. Уступка доли другим участникам ООО может быть обусловлена необходимостью получения согласия самого общества или других участников ООО (п.1 ст.21 Закона №14-ФЗ), в то время как уступка доли третьим лицам может быть вообще запрещена уставом (п.2 ст.21 Закона №14-ФЗ).

Как показывает практика, редкая сделка по уступке доли ООО обходится без того, чтобы участники сделки что-нибудь упустили при ее оформлении и, тем самым, допустили нарушение действующего законодательства.

Основные ошибки, которые на практике допускаются при оформлении сделок купли-продажи долей ООО (в особенности, в регионах) сводятся к следующему.

1. Отсутствие письменных уведомлений общества об уступке

Согласно абз.2 п.6 ст.21 Закона №14-ФЗ общество должно быть письменно уведомлено о состоявшейся уступке доли (части доли) в уставном капитале общества с представлением доказательств такой уступки. Приобретатель доли (части доли) в уставном капитале общества осуществляет права и несет обязанности участника общества с момента уведомления общества об указанной уступке.

Как показывает практика, отсутствие письменных уведомлений общества является одним из наиболее распространенных нарушений порядка уступки доли ООО. Зачастую, непосредственно после заключения договора купли-продажи доли и совершения расчетов с продавцом, покупатель доли активно включается в процесс принятия решений общего собрания/единственного участника ООО, в том числе, принимает решения о внесении изменений в учредительные документы ООО, о назначении органов управления общества и т.п.

Между тем, в случае если ни продавец, ни покупатель доли не направили в общество письменное уведомление об уступке доли с приложением доказательств уступки (как минимум, договора уступки доли), логично сделать вывод о том, что до момента получения обществом такого уведомления об уступке доли приобретатель доли фактически не приобретает статус участника общества. Это означает, что он не имеет права участвовать в управлении делами общества посредством участия в общем собрании участников ООО, не имеет права на участие в распределении прибыли, а любые решения, принятые им в качестве участника общества, могут быть признаны недействительными.

2. Нарушение преимущественного права покупки доли

Согласно п.4 ст.21 Закона №14-ФЗ участники общества пользуются преимущественным правом покупки доли (части доли) участника общества по цене предложения третьему лицу пропорционально размерам своих долей, если уставом общества или соглашением участников общества не предусмотрен иной порядок осуществления данного права. Кроме того, уставом общества может быть предусмотрено преимущественное право общества на приобретение доли (части доли), продаваемой его участником, если другие участники общества не использовали свое преимущественное право покупки доли (части доли).

Как показывает практика, нередки случаи нарушения продавцами долей ООО порядка извещения остальных участников ООО и самого общества о намерении продать свою долю.

Так, согласно абз.2 п.4 ст.21 Закона №14-ФЗ участник общества, намеренный продать свою долю (часть доли) третьему лицу, обязан письменно известить об этом остальных участников общества и само общество с указанием цены и других условий ее продажи. При этом, в случае, если участники общества и (или) общество не воспользуются преимущественным правом покупки всей доли (всей части доли), предлагаемой для продажи, в течение месяца со дня такого извещения, если иной срок не предусмотрен уставом общества или соглашением участников общества, доля (часть доли) может быть продана третьему лицу по цене и на условиях, сообщенных обществу и его участникам.

В этой связи, для того, чтобы избежать нарушения преимущественного права покупки доли, продавец доли обязан направить вышеуказанное письменное извещение всем остальным участникам ООО и самому обществу (в случае если в уставе ООО предусмотрен порядок уведомления участников ООО через общество, то достаточно направить извещение только в общество). Целесообразно, чтобы у продавца доли сохранились доказательства направления такого извещения (расписка в получении, уведомление о вручении заказного письма, опись вложения в ценное письмо). Данное извещение должно быть направлено не позднее, чем за месяц до заключения договора уступки доли (если иной срок не установлен в уставе ООО), либо договор уступки доли может быть заключен до истечения месячного срока, но только при условии, что на руках у продавца будут письменные документы, свидетельствующие об отказе всех остальных участников ООО и самого общества от преимущественного права на покупку доли.

Обращаем внимание на то, что уступка доли с нарушением указанного порядка чревата тем, что любой участник ООО и (или) само общество могут в течение трех месяцев с момента, когда участник общества или общество узнали либо должны были узнать о таком нарушении, потребовать в судебном порядке перевода на них прав и обязанностей покупателя.

3. Отсутствие согласия супруга продавца на уступку доли

Обращаем внимание на то, что в случаях, когда продавцом доли является физическое лицо, одним из наиболее распространенных видов нарушений порядка уступки доли ООО является отсутствие документального подтверждения получения согласия супруга продавца на отчуждение доли.

Так, согласно п.1, п.2 ст.34 Семейного кодекса РФ (СК РФ) имущество, нажитое супругами во время брака, в том числе доли в уставных капиталах юридических лиц, является их совместной собственностью.

При совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга (п.2 ст.35 СК РФ). В то же время, сделка, совершенная одним из супругов по распоряжению общим имуществом супругов, может быть признана судом недействительной по мотивам отсутствия согласия другого супруга. Однако это возможно только по требованию супруга, не давшего согласия на сделку, и только в случаях, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершение данной сделки (п.2 ст.35 СК РФ).

В этой связи, в случаях, когда продавец доли находится в браке, и, при этом, на момент приобретения доли в ООО он уже находился в браке, целесообразно обеспечить получение от супруга/супруги продавца доли письменного согласия на отчуждение доли, являющейся совместной собственностью супругов.

Отсутствие такого письменного согласия супруга продавца влечет за собой риск того, что сделка по уступке доли может быть признана судом недействительной по мотивам отсутствия согласия другого супруга. О бращаем внимание на то, что иск о признании сделки недействительной может быть предъявлен пострадавшим супругом в течение года с того дня, когда он узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной (ст.181 ГК, п.3 ст.35 СК РФ).

4. Отсутствие решения общего собрания продавца или покупателя доли

В случаях, когда продавцом, либо покупателем доли является юридическое лицо, нередки случаи, когда совершение сделки по купле-продаже доли не было одобрено общим собранием/советом директоров продавца или покупателя.

В случае если сделка купли-продажи доли совершена с нарушением порядка согласования крупных сделок или сделок, в отношении которых имеется заинтересованность, она может быть признана недействительной по иску общества (т.е. продавца или покупателя) или одного из его участников/акционеров.

5. Уступка неоплаченной доли

Согласно п.3 ст.21 Закона №14-ФЗ доля участника общества может быть отчуждена до полной ее оплаты только в той части, в которой она уже оплачена.

Вместе с тем, нередки случаи, когда доли уступаются участниками ООО без осуществления их полной оплаты.

Обращаем внимание на то, что сделка по уступке неоплаченной доли является ничтожной, как не соответствующая требованиям закона, и, соответственно, такая сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения (см. п.1 ст.167, ст.168 ГК РФ). Согласно п.2 ст.166 ГК РФ при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре – возместить его стоимость.

Иск в суд о применении последствий недействительности ничтожной сделки может подать любое заинтересованное лицо (абзац 2 п.2 ст.166 ГК РФ). Заинтересованными лицами по сделке уступки доли, в частности, могут являться продавец доли, его супруг и наследники, его кредиторы, регистрирующие органы и др.

Отметим, что иск о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть подан в течение трех лет со дня, когда началось исполнение этой сделки (п.1 ст.181 ГК РФ).

В этой связи, при совершении сделок по уступке доли необходимо иметь на руках доказательства полной оплаты доли (в частности, платежных поручений, приходных кассовых ордеров, актов приемки-передачи имущества, если уставный капитал был оплачен не денежными средствами, решения единственного участника о внесении вклада и др.), подтверждающих поступление в общество суммы оплаты доли.

6. Нарушение порядка антимонопольного согласования сделки по уступке доли

При совершении сделок по уступке доли в ООО необходимо учитывать, что вопросы приобретения долей в хозяйственных обществах, в том числе, регулируются Федеральным законом от 26.07.2006 №135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее по тексту – Закон о защите конкуренции).

Согласно пп.2 п.1 ст.28 Закона о защите конкуренции приобретение лицом долей
в уставном капитале ООО, дающих право распоряжаться более чем одной третью долей данного общества, осуществляется с предварительного согласия антимонопольного органа, в случаях, если:

а) суммарная стоимость активов по последним балансам лиц, приобретающих доли, и лица, доли которого приобретаются, превышает 3 млрд. руб.;

б) суммарная выручка указанных лиц от реализации товаров за последний календарный год превышает 6 млрд. руб., и при этом стоимость активов по последнему балансу лица, доли которого приобретаются, превышает 150 млн. руб.

в) одно из указанных лиц включено в реестр.

Если суммарная стоимость активов по последним балансам вышеуказанных лиц или суммарная выручка от реализации этими лицами товаров за календарный год, предшествующий году осуществления рассматриваемой сделки, превышает 200 млн. руб., и при этом суммарная стоимость активов по последнему балансу лица, доли которого приобретаются, превышает 30 млн. руб., то о совершении сделки достаточно уведомить антимонопольный орган в течение 45 дней с даты ее совершения (пп.5 п.1 ст.30 Закона о защите конкуренции).

Как показывает практика, указанные требования по предварительному согласованию сделок в антимонопольном органе или по уведомлению антимонопольного органа нередко игнорируются участниками сделки.

Несоблюдение порядка антимонопольного согласования сделки может повлечь за собой как привлечение сторон по сделке к административной ответственности (см. п.3-4 ст.19.8 Кодекса об административных правонарушениях), так и признание сделки недействительной по иску антимонопольного органа (см. п.2, п.4 ст.34 Закона о защите конкуренции). При этом срок исковой давности по требованию о признании такой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год (п.2 ст.181 ГК РФ).

7. Несоблюдение формы сделки

Согласно п.6 ст.21 Закона №14-ФЗ уступка доли (части доли) в уставном капитале общества должна быть совершена в простой письменной форме, если требование о ее совершении в нотариальной форме не предусмотрено уставом общества.

На практике в большинстве случаев сделки по уступке доли совершаются в простой письменной форме, поэтому нарушения, связанные с несоблюдением формы сделки являются достаточно редкими.

В то же время, в некоторых случаях уставом общества может быть предусмотрена нотариальная форма совершения сделок по уступке доли ООО. Соответственно, в таких случаях несоблюдение нотариальной формы сделки по уступке доли ООО влечет за собой недействительность сделки.

Похожие статьи:

Кто относится К должностным лицам относятся сотрудники госучреждений, которые на постоянной или временной основе осуществляют…

ВСЁ, ЧТО КАСАЕТСЯ КОМПАНИИ БУРМИСТР.РУ CRM система КВАРТИРА.БУРМИСТР.РУ СЕРВИС ЗАПРОСА ВЫПИСОК ИЗ РОСРЕЕСТРА И ПРОВЕДЕНИЯ…

Статья 155 ЖК РФ. Внесение платы за жилое помещение и коммунальные услуги.Жилищный кодекс Российской Федерации…

Комментарии к СТ 69 ЖК РФСтатья 69 ЖК РФ. Права и обязанности членов семьи нанимателя…

Возможна ли уступка третьим лицам права требования стоимости доли ООО?

В.С. Кокова, Ю.Б. Гонгало [1]

Особенности применения арбитражными судами главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Главой 24 ГК РФ охватывается регулирование двух институтов обязательственного права: уступка требования и перевод долга. Однако в практике арбитражных судов наиболее распространены споры, связанные с применением норм об уступке требования. В связи с этим предметом настоящего анализа являются, главным образом, дела по спорам, связанным с уступкой требования.

Цессия (уступка права требования ) представляет собой способ частичного правопреемства, в результате совершения которого происходит замена активной стороны обязательства (кредитора) при сохранении самого обязательства. Цессия выражается в передаче первоначальным кредитором новому кредитору определенного права в силу сделки или на основании закона. Однако договор, которым оформляется переход права, не носит самостоятельного характера: к нему применяются нормы, регулирующие соответствующий тип отношений (чаще всего о купле-продаже, мене, если договор возмездный; дарении, если договор безвозмездный).

Споры, связанные с уступкой права требования.

ООО «С» обратилось в суд с иском к ООО «Е», ООО «У», о признании недействительным договора уступки права требования.

Решением суда исковые требования удовлетворены частично.

Постановлением апелляционной инстанции решение изменено, договор уступки права требования (цессии) в части передачи ООО «У» права требования к ООО «С» признан недействительным, в остальной части иска отказано.

Постановлением ФАС Уральского округа от 12.04.2004 г. №Ф09-918/04 постановление апелляционной инстанции оставлено без изменения.

В соответствии со ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования). Если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права (ст. 384 ГК РФ).

Всесторонне и полно исследовав имеющиеся в деле доказательства в их совокупности суд апелляционной инстанции обоснованно, в соответствии с положениями ст. ст. 166, 168, 382, 383, 711, 723 ГК РФ пришел к выводу о наличии оснований для признания недействительным договора уступки прав требований (в сумме, оспариваемой истцом), поскольку действительность уступленного права, его бесспорный характер не подтверждается материалами дела, договор не соответствует требованиям ст. ст. 382, 384 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Прокурор обратился в суд в защиту государственных и общественных интересов в лице Управления социальной защиты населения МО «Ш» к ООО «Р» о взыскании неосновательного обогащения.

Решением суда в иске отказано в силу недоказанности истцом факта неосновательного обогащения.

Постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

Как следует из материалов дела, между Управлением социальной защиты населения МО «Ш» и ОАО «У» заключен договор поставки, порядок расчетов по которому установлен сторонами в виде взаимозачета в областной бюджет по погашению налога на имущество за ОАО «У».

Свои обязательства по погашению налогов в областной бюджет Управление социальной защиты населения исполнило.

Управление социальной защиты населения МО «Ш» (первоначальный кредитор) передало право требования к ОАО «У» (должник) по договору поставки ООО «Р» (новый кредитор).

Суд кассационной инстанции поддержал позицию судебных инстанций в части того, что переданное право требования возникло из обязательства по договору цессии; поскольку требования заявлены из неосновательного обогащения, а доказательств наличия неосновательного обогащения со стороны ответчика истцом не представлено, вывод об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований по основаниям ст. ст. 1102, 1103 ГК РФ, правомерен.

Однако вывод суда апелляционной инстанции о ничтожности договора цессии ввиду передачи по нему несуществующего обязательства и отсутствия условия о возмездности признан кассационной инстанцией необоснованным в связи со следующим.

Согласно п. 3 ст. 423 ГК РФ договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное. Ни законом, ни иными правовыми актами не предусмотрен безвозмездный характер уступки права требования. Из существа договора, заключенного между сторонами, также не вытекает его безвозмездность. При вынесении судебных актов судом не были учтены нормы п. 2 ст. 572 ГК РФ, согласно которым обязательным признаком договора дарения должно служить вытекающее из соглашения о цессии очевидное намерение передать право в качестве дара. Из данного договора цессии такого намерения не усматривается.

Таким образом, ФАС Уральского округа счел необходимым исключить из мотивировочной части постановления апелляционной инстанции выводы о ничтожности договора цессии в связи с отсутствием в договоре условия о возмездности.

МП ЖКХ обратилось в суд с иском к ООО «Ю» о расторжении договора уступки права требования.

Решением суда в иске отказано.

Между сторонами заключен договор уступки права требования, по которому истец уступает ответчику право требования с ФУГП «У» исполнения обязательств по оплате услуг в размере, оказанных по договору на отпуск питьевой воды и прием сточных вод. Наличие обязательств должника подтверждается актом сверки расчетов. В качестве расчета за произведенную уступку ответчик обязался поставить истцу экскаватор в установленный договором срок на условиях дополнительно заключенного договора.

Отказывая в иске, суд первой инстанции исходил из того, что договор уступки права требования следует признать ничтожной сделкой в силу ст. 168 ГК РФ как противоречащий главе 24 ГК РФ, поскольку основное обязательство не прекратилось, не может быть произведена уступка требования по нему. Суд кассационной инстанции, не соглашаясь с решением, приводит следующие доводы.

В силу ст. 384 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. Согласно ст. 382 ГК РФ право на взыскание долга может быть передано другому лицу на основании договора. Уступка права требования не означает, что новый кредитор становится стороной первоначального договора, он заменяет цедента только в том объеме переданного права, которое является предметом договора цессии. В результате уступки первоначальный кредитор выбывает из обязательства, а не из договора. Нормы главы 24 ГК РФ регламентируют исключительно перемену лиц в обязательстве в узком смысле, определенном ст. 307 ГК РФ, а не в договоре. По заключенному договору уступки права требования осуществлена перемена лиц в конкретном обязательстве по оплате услуг по договору на отпуск воды; в остальном обязательства, возникшие из данного договора, сохраняются с прежним составом лиц.

Таким образом, совершенная уступка права требования части существующей задолженности не противоречит ст. ст. 382, 384 ГК РФ, вывод суда о недействительности договора уступки права требования ошибочен, в связи с чем, судом первой инстанции не исследованы и оставлены без оценки заявленные требования о расторжении договора уступки права требования согласно п. 2 ст. 450 ГК РФ.

Таким образом, уступка права требования по обязательствам длящегося характера допускается, если договор позволяет индивидуализировать предмет уступки, т.е. четко определить объем передаваемого права.

4. Уступка права требования части существующей задолженности не противоречит ст. ст. 382, 384 ГК РФ (дело N Г-14662).

ОАО «У» обратилось в суд с иском о взыскании с ООО «А» долга по договору уступки требования.

Решением суда исковые требования удовлетворены в полном объеме.

Постановлением ФАС Уральского округа от 22.04.2002 г. № Ф09-724/02 решение оставлено без изменения.

Как следует из материалов дела, между истцом и третьим лицом заключен договор уступки права требования, в соответствии с которым ОАО «У» приобрело право требования к ООО «А» о взыскании задолженности, возникшей из договора купли-продажи доли в уставном капитале ООО «Ю» , при этом стоимость доли превышает размер уступленного права требования.

Суд кассационной инстанции согласился с оценкой договора уступки права требования как соответствующего ст. 382 ГК РФ, отклонив доводы заявителя о нарушении ст. 382 ГК РФ в связи с уступкой только части долга и сохранением прав первоначального кредитора на остальную сумму долга. Когда обязательство является делимым в силу особенностей предмета обязательства (в данном случае денежные суммы), уступка права требования на часть долга возможна и не противоречит гл. 24 ГК РФ.

В соответствии с условиями договора цессии ООО «Н» уступает, а ООО «В» принимает права требования к ОАО «М», возникшие из договора поставки, а также права, обеспечивающие исполнение обязательств и другие права, связанные с требованием по данному договору.

ЗАО «Б» обратилось в суд с иском к ЗАО «А» на основании договора уступки прав по договору залога об обращении взыскания на заложенное имущество в связи с невозвращением кредита по кредитному договору.

Решением суда в удовлетворении исковых требований отказано.

Постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

Истец заявил исковое требование об обращении взыскания на имущество — предмет залога в обеспечение кредитного договора на основании договора об уступке прав по договору залога.

Договор об уступке прав по договору залога заключен между ОАО «М» (цедент) и ЗАО «Б» (цессионарий) и нотариально удостоверен. По условиям договора цедент уступает, а цессионарий принимает все права цедента по договору о залоге недвижимого имущества.

В соответствии с п. 1 ст. 131 Гражданского кодекса Российской Федерации государственной регистрации подлежит, в том числе, ипотека.

Согласно п. 2 ст. 389 Гражданского кодекса Российской Федерации уступка требования по сделке, требующей государственной регистрации, должна быть зарегистрирована в порядке, установленном для регистрации этой сделки, если иное не установлено законом.

Таким образом, отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой и апелляционной инстанции обоснованно в соответствии со ст. ст. 165, 339, 389 ГК РФ пришел к выводу о том, что поскольку государственная регистрация договора не произведена, такая сделка является недействительной, договор — ничтожным.

Между ООО «Т» и ООО «У» (истец) было заключено соглашение об уступке права требования, согласно которому ООО «У» было передано право требования части долга АООТ «Л» (ответчик), принадлежащее ООО «Т» на основании договора купли-продажи.

Суд правомерно отказал в иске по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 ст. 388 ГК РФ уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам, договору.

Согласно договору купли-продажи, заключенному между ООО «Т» и АООТ «Л» стороны не вправе передавать права и обязанности третьей стороне.

В силу п. 2 ст. 385 ГК РФ кредитор, уступивший требование другому лицу, обязан передать ему документы, удостоверяющие право требования, и сообщить сведения, имеющие значение для осуществления требования. Следовательно, истец знал о наличии в договоре условия, запрещающего передачу прав.

Доказательств согласия на уступку права требования стороны (покупателя) — АООТ «Л» по данному договору сторонами представлено не было.

Таким образом, договор уступки права требования заключен без согласия ответчика, вопреки запрету о передаче прав и обязанностей третьей стороне.

При таких обстоятельствах вывод суда о ничтожности договора уступки права требования на основании ст.168 ГК РФ является законным и обоснованным.

ЗАО «С» обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с иском к Администрации о взыскании суммы основного долга по договору и процентов за пользование чужими денежными средствами, ссылаясь на то, что право требования с Администрации долга по договору на оказание охранных услуг № 28 перешло к нему на основании договора уступки прав требования, подписанного с ООО «Ч».

Решением суда в иске отказано.

Постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

Это интересно:  Подать на развод в 2019 году: размер пошлины и порядок подачи

Договором уступки права требования условие о предмете договора не определено, поскольку не указано основание, по которому возникло право (требование), принадлежащее ООО «Ч» как кредитору на основании конкретного обязательства, а указана только сумма денежного обязательства, подлежащего передаче новому кредитору.

Актом сверки взаиморасчетов по договорам, заключенным между ТОО «Ч» и Комитетом по образованию Администрации, установлена общая сумма задолженности по трем договорам. Из содержания акта невозможно определить конкретную сумму долга по договору N 28, так как отсутствуют ссылки на соответствующие договоры, по которым возникли перечисленные в акте сверки суммы задолженности.

Суд правомерно оценил договор цессии как незаключенный ввиду несогласованности условия о предмете и пришел к обоснованному выводу о том, что требования о взыскании долга, а также процентов за пользование чужими денежными средствами, заявленные на основании незаключенного договора, удовлетворению не подлежат.

ООО «К» обратилось в суд с иском к ООО «Т» и «Л» об обязании возвратить 274,59 м .к уб. пиломатериала обрезного хвойных пород.

Решением суда в иске отказано.

Согласно договору об уступке права требования ООО «У» передал новому кредитору ООО «К» право требования 274,59 м .к уб. пиломатериала обрезного хвойных пород по договору хранения.

Отказывая в иске, суд исходил из того, что договор хранения не заключен, ввиду отсутствия предмета договора и недоказанности факта передачи продукции ответчику.

Договором хранения предусмотрено, что поклажедатель передает, а хранитель принимает на ответственное хранение пиломатериал хвойных пород.

Доказательства того, что ответчик является профессиональным хранителем, в материалах дела отсутствуют.

Факт передачи на хранение пиломатериала истец подтверждает накладной и актом сверки задолженности. Суд первой инстанции не дал правовой оценки представленного истцом документа в виде акта сверки, из которого следует, что «Л» принято на ответственное хранение от ООО «У» 274,59 м. куб. пиломатериала.

При изложенных обстоятельствах судом кассационной инстанции сделан вывод, что договор хранения является реальным и правоотношения между сторонами возникли с момента передачи вещи. Вывод суда первой инстанции о том, что договор хранения не заключен и как следствие договор уступки требования — ничтожен, является ошибочным.

ООО «К» обратилось в суд с иском к ГУП о взыскании стоимости недопоставленной продукции и пени за недопоставку продукции.

Решением суда в иске отказано.

Постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

ФАС Уральского округа пришел к выводу об отсутствии оснований для отмены судебных актов, указав следующее (постановление от 09.04.2002 г. № Ф09-621/02).

Из материалов дела следует, что исковые требования о взыскании стоимости недопоставленной продукции основаны на договоре, представляющем собой трехстороннее соглашение, по которому Управление социальной защиты населения возложило на истца поручение по погашению задолженности получателям пособий на детей путем получения имеющейся у ответчика продукции и обмена ее на товары народного потребления и продукты питания на определенную сумму.

Суд признал несостоятельным довод заявителя о том, что при заключении договора цессии стороны пришли к мнению об определении товара в будущем, что и было сделано, учитывая счет, письмо, сам факт исполнения этих документов, и согласился с выводами суда апелляционной инстанции о самостоятельном характере писем и счетов-фактур.

ООО «Д» обратилось в суд с иском к МУ «У» и субсидиарно к Комитету по управлению имуществом о взыскании долга на основании договора уступки права требования.

Решением суда иск удовлетворен частично.

Постановлением апелляционной инстанции решение изменено. В иске отказано.

Постановлением ФАС Уральского округа от 28.08.2002 г. Ф09-16/02 постановление отменено, решение суда первой инстанции изменено: иск удовлетворен в полном объеме, при этом суд кассационной инстанции исходил из следующего.

Между ООО «Д» и МУП ПЖРТ заключен договор уступки требования, в соответствии с которым МУП ПЖРТ передало истцу требование в отношении МУ «У».

Переданное право принадлежало МУП ПЖРТ на основании обязательства, возникшего в результате подписания акта передачи МУП ПЖРТ дебиторской задолженности по оплате жилищно-коммунальных услуг МУ «У».

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд апелляционной инстанции исходил из того, что поскольку созданному МУ «У» в соответствии с постановлениями главы города передан в оперативное управление жилой фонд , ответчик приобрел право взимания платы за жилищно-коммунальные услуги с населения. Однако , переданная дебиторская задолженность с населения не означает, что между МУП ПЖРТ и ответчиком заключена сделка по уступке права требования.

Из акта передачи дебиторской задолженности следует, что между сторонами заключена гражданско-правовая сделка. Уточненный разделительный бухгалтерский баланс свидетельствует о том, что население имело дебиторскую задолженность по квартирной плате перед ответчиком, а ответчик имел кредиторскую задолженность перед ПЖРТ. Кроме того, данные постановления главы администрации не регулируют отношения между сторонами, сложившиеся при передаче дебиторской задолженности, не содержат указаний на то, что дебиторская задолженность принята ответчиком в уменьшение бюджетного финансирования по долгам поставщиков коммунальных услуг.

Таким образом, суд кассационной инстанции пришел к выводу, что между сторонами была заключена гражданско-правовая сделка – договор уступки права требования.

ООО «Д» обратилось в суд с иском о взыскании с МУ «У» и субсидиарно с Комитета по управлению имуществом суммы долга на основании договора уступки права требования.

Решением суда в удовлетворении иска ООО «Д» к МУ «У» отказано. Встречный иск о применении последствий недействительности ничтожной сделки удовлетворен.

Постановлением апелляционной инстанции решение отменено, производство по делу прекращено. Встречное исковое заявление возвращено заявителю в связи с прекращением производства по основному иску.

Постановлением ФАС Уральского округа от 31.01.2002 г. №Ф09-16/02 данные судебные акты отменены, дело направлено на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Принимая постановление, суд кассационной инстанции отметил в принятых судебных актах ряд недостатков. В частности, неправильное применение норм процессуального права.

Суд кассационной инстанции признал такое суждение неправильным по следующим основаниям.

ЗАО «С» обратилось в суд с иском к ОАО «Н» о расторжении договора уступки права требования.

Решением суда иск удовлетворен.

Постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

Между ЗАО «С» и ОАО «Н» был заключен договор цессии, по условиям которого ЗАО «С» передало (возмездно) ОАО «Н» право требования к ЗАО «А», основанное на договоре купли-продажи между ЗАО «С» и ЗАО «А».

Ответчик не исполнил обязательство по оплате переданного права требования, что было признано всеми судебными инстанциями существенным нарушением условия договора, повлекшим значительный ущерб для истца.

Между истцом и А. был заключен договор аренды земельного участка. По истечении срока договора истцу было отказано в пролонгации договора в связи с передачей этого участка ООО «Д».

Удовлетворяя исковые требования, суд правомерно исходил из следующего.

Статья 621 ГК устанавливает преимущественное право арендатора, надлежащим образом исполнявшего свои обязанности, по истечении срока договора аренды на заключение договора аренды на новый срок перед другими арендаторами. Арендатор обязан письменно уведомить арендодателя о желании заключить договор на новый срок в разумный срок до окончания действия договора.

Истец обратился к арендодателю за четыре месяца до окончания срока договора.

Изучив материалы дела, суд пришел к выводу, что истец является добросовестным арендатором, надлежащим образом исполняет обязанности по договору.

Таким образом, А. необоснованно нарушил преимущественное право истца на заключение договора аренды, в связи с чем, требование о переводе прав и обязанностей ООО «Д» на истца по договору аренды обосновано и подлежит удовлетворению в силу ст.621ГК.

ИП М. обратился в Арбитражный суд Свердловской области с иском к МУТП «Н», ИП Р. о переводе на него на основании ст. 621 Гражданского кодекса Российской Федерации прав и обязанностей по договору аренды нежилого помещения. В обоснование иска истец указал, что до окончания срока действия договора обращался к арендодателю с заявлением о продлении договора аренды, однако ответчик от заключения договора с истцом на новый срок отказался, заключив при этом договор аренды с другим лицом – ИП Р.

Решением суда от 07.07.2004 г. иск удовлетворен.

Постановлением апелляционной инстанции решение отменено, в иске отказано. Принимая решение, суд апелляционной инстанции руководствовался следующим.

Из материалов дела следует, что договор аренды между МУТП «Н» в лице конкурсного управляющего и предпринимателем М. расторгнут с 01.07.2004г., арендованное имущество 01.07.2004г. передано М. арендодателю — МУТП «Н».

В соответствии с п.2 ст. 453 Гражданского кодекса Российской Федерации при расторжении договора обязательства сторон прекращаются.

Таким образом, на момент принятия решения обязательства по договору аренды были прекращены, в связи с чем оснований производить замену лица в обязательстве в порядке п.1 ст. 621 Гражданского кодекса Российской Федерации не имелось.

Решением суда иск удовлетворен частично, взыскана сумма долга, часть суммы, начисленной в качестве процентов за пользование чужими денежными средствами, в остальной части иска отказано.

Постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

Удовлетворяя исковые требования, суд исходил из того, что во исполнение заключенного сторонами договора и дополнительного соглашения к нему, истец поставил ответчику аммиачную селитру, ответчик обязательства по оплате исполнил частично.

ФАС Уральского округа признал выводы суда необоснованными, поскольку в материалах дела отсутствуют первичные документы, подтверждающие поставку продукции, частичную оплату.

Акт сверки взаимной задолженности не может служить доказательством поставки продукции, а также доказательством наличия и размера долга. Кроме того, из акта сверки задолженности между истцом и ответчиком не усматривается, что сверка произведена по по поставкам продукции, предусмотренной заключенным между сторонами договором.

Суд необоснованно не принял во внимание доводы ответчика о том, что истцом совершены уступки права требования по договору поставки. Суд кассационной инстанции указал на необходимость исследования вопроса о том, выбыл ли истец из договора, и оценки имеющихся в деле договоров уступки права требования, на которые ссылался ответчик.

Г. обратился в суд с иском к ООО «А», администрации района, Р., Ш. о признании недействительным постановления администрации и договоров уступки доли.

Решением суда в удовлетворении исковых требований отказано.

Постановлением апелляционной инстанции решение отменено, признаны недействительными: договор об уступке доли 49% в уставном капитале ТОО «С», заключенный между Г. и Р ; договор об уступке доли 1% в уставном капитале ТОО «С», заключенный между Г. и Ш; постановление администрации района в части регистрации новой редакции учредительных документов ТОО «С».

Удовлетворяя исковые требования, арбитражный суд апелляционной инстанции исходил из того, что подписи на договорах выполнены не Г., а другим лицом, что подтверждено заключением Уральского регионального центра судебной экспертизы, в связи с чем указанные договоры и постановление администрации являются недействительными.

Факт выхода Г. из ТОО «С» подтверждается письменными доказательствами, имеющимися в материалах дела, в частности, постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела и объяснением Г., из содержания которого следует, что в середине апреля 1998 года после конфликта с братом он написал заявление о выходе из состава учредителей ТОО «С».

При наличии указанных доказательств, суд кассационной инстанции признал вывод арбитражного суда апелляционной инстанции о недоказанности факта выхода истца из общества недостаточно обоснованным.

Таким образом, заявление о выходе из состава участников общества подано Г. в апреле 1998 года, тогда как оспариваемые сделки совершались в декабре 1998 года.

Поскольку на момент заключения договоров обязательственные правоотношения между истцом и обществом были прекращены, его права не могли быть нарушены. Таким образом, вывод суда первой инстанции об отсутствии оснований для признания истца заинтересованным лицом является правомерным .

Решением суда в удовлетворении исковых требований отказано.

Постановлением апелляционной инстанции решение отменено. Договор уступки права требования, заключенный между фирмой «I» и ООО ПО «В», признан недействительным.

Между фирмой «I» (цедент) и ООО ПО «В» (цессионарий) был заключен договор уступки права (цессии), по условиям которого цедент уступает, а цессионарий принимает права и обязанности по контрактам, заключенным между цедентом и ОАО «П», в объеме суммы оплаты за поставленные, но не оплаченные товары в сумме, выраженной в долларах США.

Суд кассационной инстанции признал правомерным вывод суда апелляционной инстанции о том, что спорный договор относится к валютным операциям, поскольку представляет переход права на валютные ценности (в данном случае — на долговое обязательство, выраженное в иностранной валюте).

Как следует из материалов дела, доказательства наличия разрешения на уступку требования долгового обязательства, выраженного в иностранной валюте, в материалах дела отсутствуют.

ОАО «Банк И » обратилось в суд с иском к ООО «С» о взыскании задолженности по кредитному договору.

Решением суда в удовлетворении иска отказано.

Постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

ОАО «Банк И » (кредитор) основывает свои требования о взыскании суммы долга и процентов на кредитном договоре. Согласно решению Арбитражного суда г. Москвы «Банк И » был признан банкротом.

На основании решения комитета кредиторов ОАО «Банк И » конкурсным управляющим был заключен договор уступки прав требования с ООО «С».

Суд первой инстанции отказал в иске, признав договор цессии ничтожным.

Суд апелляционной инстанции, согласившись с решением, указал, что ООО «С» не является кредитной организацией, в связи с чем договор цессии не соответствует требованиям ст. ст. 382, 384, 388 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Суд кассационной инстанции признал данный довод неправильным, поскольку ни в общих нормах Гражданского кодекса Российской Федерации, ни в специальных нормах Закона «О банках и банковской деятельности» не содержится прямого запрета организациям переуступать свои права требования по кредитному договору другим лицам.

Правомочие по истребованию долга (по уступке права требования) является самостоятельным правомочием и не распространяется на исключительное правомочие кредитных организаций по заключению кредитных договоров. По договору цессии банком передавался конкретный объем требований, а не права банка как кредитной организации. Кроме того, судом не учтено, что на момент заключения договора цессии ОАО «Банк И » сам лишен лицензии и перестал быть кредитной организацией как таковой.

Споры, связанные с переводом долга.

Прокурор обратился в суд с иском к ЗАО «Н» о признании недействительной процедуры реорганизации ЗАО «Н» в форме выделения из него ЗАО «М».

Решением суда в удовлетворении исковых требований отказано.

Из материалов дела следует, что на основании решения ОАО «У», являющегося единственным акционером ЗАО «Н», проведена реорганизация последнего путем выделения ЗАО «М». При этом в соответствии с разделительным балансом вновь созданному юридическому лицу передана часть имущества ЗАО «Н» включая задолженность по обязательным платежам.

ГУВД обратилось в суд с иском к ООО «У» о взыскании задолженности по договору перевода долга — суммы основного долга и процентов за пользование чужими средствами.

Ответчиком заявлен встречный иск о признании договора недействительным.

Решением суда первоначальный иск удовлетворен в части взыскания основного долга, в остальной части в иске отказано. В удовлетворении встречного иска отказано.

Определением апелляционной инстанции удовлетворено ходатайство ГУВД о привлечении в качестве ответчиков по первоначальному иску ОАО «Т» и ЗАО «О».

Постановлением апелляционной инстанции решение изменено: по первоначальному иску сумма основного долга взыскана с ОАО «Т», в остальной части в иске отказано. Встречный иск удовлетворен.

Постановлением кассационной инстанции от 03.07.01 решение и постановление апелляционной инстанции отменены, дело передано на новое рассмотрение в первую инстанцию того же суда.

Решением суда по первоначальному иску взыскана сумма основного долга с ОАО «Т», в остальной части в иске отказано. Встречный иск ООО «У» удовлетворен.

По договору перевода долга с согласия ГУВД (кредитор) переведен долг ЗАО «О», возникший из договоров поставки и перевода долга, заключенных ГУВД и ЗАО «О», на нового должника — ООО «У».

Договор на поставку ГУВД летних костюмов милиции ЗАО «О» исполнен полностью.

По договору перевода долга с согласия ГУВД (кредитор) переведен долг ОАО «Т» по договору на поставку летних костюмов милиции на нового должника — ЗАО «О».

Довод заявителя о действительности договора в связи с тем, что ЗАО «О» получила возмещение от ЗАО «И» за ОАО «Т», судом отклоняется, поскольку данное лицо не состоит в договорных отношениях с Главным управлением внутренних дел Свердловской области, не является лицом, участвующим в деле.

При таких обстоятельствах вывод суда о недействительности договора перевода долга между ЗАО «О» и ООО «У», как основанного на заключенном ранее ничтожном договоре, является правомерным.

Общество обратилось в суд с иском о взыскании денежной суммы по договору перевода долга.

Как установлено судом при рассмотрении материалов дела, истец, ответчик и ООО «У» подписали договор перевода долга, согласно которому ООО «У» перевел свою задолженность перед истцом ответчику, возникшую по договору поставки, подписанному между истцом и ООО «У». Как определено в договоре перевода долга, передаваемая сумма права требования является задолженностью ООО «У» по поставке мебели на определенную сумму по спецификации.

Суд в иске отказал, мотивировав решение следующим.

Согласно ст. 391 ГК РФ перевод долга означает перемену в обязательстве пассивного субъекта, то есть должника.

В соответствии со ст. 432 Гражданского кодекса Российской Федерации договор считается заключенным, если между сторонами достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Существенными являются условия о предмете договора.

Применительно к договору перевода долга предмет договора должен быть определен четким указанием на основное обязательство и на право требования кредитора, из него вытекающее.

Согласно п. 2 ст. 307 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательства возникают из договора, (сделки), вследствие причинения вреда и из иных оснований, указанных в Гражданском кодексе Российской Федерации.

В рассматриваемом договоре перевода долга отсутствует четкое указание на то, в каких обязательствах произошла перемена лиц: какое конкретное требование оплаты по какой сделке передано истцу (отсутствует спецификация к договору).

Указание в тексте договора перевода долга на договор поставки не может быть принят судом во внимание, так как спорный договор нельзя признать заключенным ввиду отсутствия предмета договора — согласования наименования и количества товара, подлежащего передаче (ст. 432, 455, 456 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Условие договора о товаре считается согласованным, если договор позволяет определить наименование и количество товара (п. 3 ст. 455 Гражданского кодекса Российской Федерации). Если договор не позволяет определить количество подлежащего передаче товара, договор не считается заключенным (п.2 ст. 465 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Договором поставки предусмотрено, что наименование, ассортимент, количество товара согласовываются сторонами и указываются в спецификации.

В соответствии со ст. 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основани е своих требований. Истцом в судебное заседание не представлены спецификации к договорам перевода долга и поставки.

Никаких иных подтверждающих требования документов истцом суду не представлено.

Таким образом, истец не подтвердил документально наличия права требовать от ответчика исполнения гражданско-правовых обязательств. При таких обстоятельствах судом сделан правомерный вывод о незаключенности договора перевода долга.

ОАО «К» обратилось в суд с иском к ТФОМС о признании недействительным приказа об аннулировании соглашения о взаимозачете.

Решением суда в иске отказано.

Оспариваемым приказом аннулировано соглашение о взаимозачетах между ТФОМС, ОАО «К» и МУ «Б».

Основанием для аннулирования соглашения явилось нарушение ОАО «К» условий соглашения, согласно которому последнее обязано было поставить в адрес МУ «Б» товарно-материальные ценности.

Отказывая в иске, суд пришел к выводу о правомерности действий ТФОМС. При этом суд исходил из того, что договор переуступки долга, заключенный между ОАО «К», ООО «М» и МУ «Б», предъявленный истцом в подтверждение исполнения соглашения о взаимозачетах не является доказательством исполнения обязанности по погашению задолженности по уплате страховых взносов, так как эта обязанность, вытекающая из публичного характера правоотношений, должна быть исполнена непосредственно ОАО «К».

[1] В.С. Кокова – заместитель председателя Арбитражного суда Свердловской области, председатель гражданско-правовой коллегии

Ю.Б. Гонгало – главный специалист отдела анализа и обобщения судебной практики Арбитражного суда Свердловской области

§ 1. Правовые ограничения уступки доли в уставном капитале

В отношении распоряжения долей в уставном капитале изначально существовали более жесткие ограничения, нежели в отношении распоряжения акциями. Ограничения эти объясняются тем, что в «товариществах личность товарищей имеет весьма важное значение» 1 , право членства (как в кооперативе, так и в товариществе) всегда связано с личным участием кредитора в делах организации [300] [301] .

Одним из ограничений уступки доли является преимущественное право участников на приобретение доли. Суть преимущественного права состоит в том, что участники общества имеют возможность приобрести долю при намерении какого-либо участника продать свою долю третьему лицу.

Необходимо отметить, что преимущественное право характерно не только для обществ с ограниченной ответственностью. Так, по общему правилу английского права акции (доли) частных компаний могут свободно отчуждаться, однако большинство частных компаний ограничивают свободное отчуждение акций путем включения в устав нормы о действии преимущественного права участников компании на приобретение отчуждаемых акций [302] .

Действующее российское законодательство в императивном порядке предусматривает, что участники общества и (или) само общество, если это
предусмотрено уставом общества, обладают преимущественным правом на приобретение доли при ее продаже (п. 4 ст. 21 Закона об ООО). При этом уступка преимущественного права не допускается. Данное правило сохраняется и в новой редакции Закона об ООО.

Преимущественное право не действует, если в обществе один участник, поскольку в этом случае ничье преимущественное право при отчуждении единственным участником доли не нарушается. Преимущественное право распространяется только на случаи отчуждения доли третьим лицам. Соответственно при отчуждении доли участнику общества другие участники не могут использовать преимущественное право.

Соблюдение преимущественного права обязательно только в случае продажи доли. Преимущественное право не действует в случаях безвозмездной уступки доли. Кроме того, действие преимущественного права не распространяется на иные случаи возмездного отчуждения доли, помимо продажи. Так, внесение доли в качестве вклада в уставный капитал не ограничено преимущественным правом иных участников, несмотря на то, что данная сделка является возмездной.

Спорным является вопрос о том, действует ли преимущественное право в случае мены доли. С одной стороны, мена подчиняется правилам о купле­продаже, следовательно, на мену доли распространяется правило о преимущественном праве при продаже доли. Данная позиция находит поддержку в судебной практике [303] .

С другой стороны, если по договору мены встречным представлением является индивидуально-определенная вещь, то перевод прав и обязанностей по договору на участника общества, чье преимущественное право было нарушено, представляется затруднительным, поскольку такой участник заведомо не сможет исполнить обязанность по передаче встречного представления.

На практике можно встретить следующие случаи «обхода» преимущественного права: (1) дарение минимальной части доли с последующей продажей оставшейся доли, (2) внесение доли в уставный капитал юридического лица с последующей продажей доли в уставном капитале этого юридического лица приобретателю и (3) передача доли в качестве отступного по ранее полученному займу.

Суть первого способа заключается в дарении минимальной части доли. На данную сделку (дарение) преимущественное право не распространяется, что безоговорочно поддерживается судебной практикой. После того как одаряемый становится участником общества (в результате приобретения части доли), он имеет право купить остальную часть доли, при этом преимущественное право действовать на такую куплю-продажу уже не будет.

Существует два способа предотвратить такой обход преимущественного права: (1) признать договор дарения мнимой сделкой, (2) предусмотреть в уставе общества запрет либо требование о получении согласия остальных участников на безвозмездное отчуждение доли третьим лицам.

Суть второго способа заключается в том, что первоначально доля вносится участником-продавцом в уставный капитал некоего юридического лица. На данную сделку правило о преимущественном праве не распространяется, поскольку внесение вклада в уставный капитал, как уже было сказано, не является продажей доли. В результате данной сделки участник общества приобретает долю в указанном юридическом лице. Далее он продает вновь приобретенную долю потенциальному покупателю. В итоге покупатель фактически приобретает контроль над долей в обществе (посредством участия в ином юридическом лице).

Это интересно:  Код вычета 503 в справке 2-НДФЛ

Единственный способ ограничить такой переход доли и не допустить вхождение посторонних лиц в общество состоит в прямом запрете устава общества на уступку доли третьим лицам либо требование о необходимости получения согласия остальных участников общества на такую уступку (в том числе, на дарение, внесение в уставный капитал и пр.).

Третий способ также довольно часто можно встретить на практике. Его суть состоит в том, что участник общества, желающий продать долю, выдает потенциальному покупателю вексель под денежную сумму, которая равна стоимости доли. Позднее между векселедателем (участником общества) и векселедержателем (приобретателем доли) заключается соглашение об отступном, в соответствии с которым обязательство по возврату суммы займа прекращается путем передачи векселедержателю доли в уставном капитале 1 .

Противопоставить этому способу можно опять-таки требование устава о необходимости получения согласия всех участников на уступку доли третьему лицу любым способом, в том числе путем отступного.

Действие преимущественного права обеспечивается обязанностью участника общества, желающего уступить свою долю, направить письменное извещение о своем намерении продать долю иным участникам общества и самому обществу (п. 4 ст. 21 Закона об ООО) [304] [305] [306] . При этом действие преимущественного права на приобретение доли прекращается по истечении месяца со дня такого извещения, если участники общества не изъявили желание на приобретение доли.

Отметим, что новая редакция Закона об ООО рассматривает направляемое участникам общества письменное извещение в качестве оферты (п. 5 ст. 21 Закона об ООО в новой редакции).

Правовые последствия нарушения преимущественного права на приобретение доли. Зарубежные законодательства предусматривают различные последствия нарушения преимущественного права. Например, по английскому праву передача акций третьему лицу без предварительного уведомления участников компании, если такое уведомление предусмотрено уставом компании, влечет недействительность сделки (invalid^.

Российское законодательство занимает иную позицию — такое нарушение не влечет недействительности сделки уступки доли 1 . Учитывая, что ст. 168 ГК РФ допускает иные (нежели ничтожность сделки), последствия несоответствия сделки требованиям правовых актов, Закон об ООО предусматривает, что продажа доли с нарушением преимущественного права порождает право требовать перевода на участника, чье преимущественное право было нарушено, прав и обязанностей покупателя.

Неприменимость норм о ничтожности уступки доли при нарушении преимущественного права поддерживается судебной практикой [307] [308] . При этом интересно отметить, что суды иногда ссылаются на п. 3 ст. 250 ГК РФ, регулирующий действие преимущественного права при продаже доли в праве общей собственности [309] . Очевидно, что данное обоснование является несостоятельным и продиктовано неправильным представлением о правовой природе доли. Доля не закрепляет право собственности на имущество общества.

Другими ограничениями в распоряжении долей могут выступать требование о согласии участников или самого общества на уступку доли либо запрет на уступку доли. Полный запрет на уступку доли использовался не только в обществах с ограниченной ответственностью. Даже в голландской Ост-Индской компании (1595 г.), которая считается прообразом современных акционерных обществ, уступка доли участия какое- то время была под запретом.

Запрет на уступку доли либо требование о согласии на уступку доли характерны также для товариществ (партнерств). Так, в соответствии с подп.

5 (b) ст. 6 Закона Великобритании 1907 г. «Об ограниченных партнерствах» уступка доли возможна при наличии согласия полных партнеров 1 .

В России уступка доли в товариществе по общему правилу допускалась только с согласия всех товарищей, что нашло отражение в практике Правительствующего Сената, который отмечал, что передача одним товарищем своих прав без согласия товарищей не может быть признана для последних и их наследников (Постановления Гражданского Кассационного Департамента Правительствующего Сената от 20.01.1894 г. № 64, от 17.03.1905 г. №515) [310] [311] .

Согласно Проекту Гражданского Уложения принадлежащие товарищу права по товарищескому договору не могут быть уступаемы другому лицу без согласия всех остальных товарищей [312] .

Требование о согласии на уступку доли было прямо предусмотрено в Постановлении № 590. При этом п. 67 Постановления № 590 в императивном порядке требовал получение согласия на все случаи уступки — как участникам, так и третьим лицам. Аналогичное положение содержалось в ст. 11 Закона о предприятиях.

Постановление № 590 устанавливало, что запрет может быть

предусмотрен только на случаи уступки доли третьим лицам. Соответственно уступка доли участникам общества не могла быть запрещена.

Действующее законодательство (до 01 июля 2009 года) использует более либеральный подход к регулированию данного вопроса. По общему правилу уступка доли участникам и третьим лицам допускается без согласия остальных участников. Однако участники общества вправе оговорить в уставе, что для уступки доли необходимо получить согласие всех
участников. При этом согласие может требоваться при уступке доли как участникам общества, так и третьим лицам (п.п. 1, 5 ст. 21 Закона об ООО).

Новая редакция Закона об ООО прямо оговаривает возможность установления требования о согласии только в отношении уступки доли другим участникам общества. При этом закон не содержит прямой нормы о том, что устав общества может предусматривать согласие на уступку доли третьим лицам, как это сформулировано в действующей редакции. Отдельные нормы лишь косвенно упоминают о такой возможности (например, п. 10 ст. 21 Закона об ООО в новой редакции). Полагаем, что такое регулирование может вызвать разногласия в судебной практике, в связи с чем рекомендуется внести изменение в новую редакцию Закона об ООО и указать, что устав общества может предусматривать необходимость получения согласия участников общества либо самого общества на уступку доли третьим лицам.

Кроме требования о согласии, устав общества может предусматривать полный запрет уступки доли. При этом действующее законодательство (до 01 июля 2009 года) и новая редакция Закона об ООО регулируют данный вопрос по-разному. Согласно действующей редакции закона устав общества может предусматривать запрет на уступку доли как третьим лицам, так и другим участникам общества. Новая редакция Закона об ООО указывает, что запрет может быть установлен на уступку доли третьим лицам. В отношении запрета уступки доли другим участникам новая редакция Закона об ООО ничего не говорит (см. п. 2 ст. 21 Закона об ООО в новой редакции). При этом, однако, новая редакция предусматривает, что участники общества вправе заключить договор об осуществлении прав участников общества, по которому они обязуются осуществлять определенным образом свои права и (или) воздерживаться от осуществления указанных прав, в том числе воздерживаться от отчуждения доли до наступления определенных условий (п. 3 ст. 8 Закона об ООО в новой редакции).

Итак, существенная особенность уступки доли выражается в определенных ограничениях такой уступки. Данные ограничения могут принимать форму полного запрета на уступку доли, необходимости получения согласия общества либо участников, преимущественного права остальных участников либо самого общества на приобретение доли.

Данная особенность отличает уступку корпоративных прав от уступки прав требования, поскольку уступка права требования совершается без согласия должника. В тех случаях, когда стороны оговаривают между собой, что уступка требования совершается с согласия должника (п. 2 ст. 382 ГК РФ), такое согласие будет исходить от должника. Однако для уступки доли требуется согласие лиц, которые не являются должниками участника (согласие участников общества либо самого общества). Участники общества не состоят друг с другом в обязательственных отношениях. С появлением нового субъекта права — общества, права участников по отношению друг к другу преобразуются в права участия, которым, как было уже указано в главе 1 нашей работы, не корреспондирует равнозначная обязанность общества либо участников общества. Вследствие этого уступка доли отличается от цессии тем, что на такую уступку оказывают влияние лица, не состоящие в обязательственном отношении к лицу, уступающему право (долю).

Правовые последствия нарушения положений устава относительно запрета уступки доли либо получения согласия участников общества на уступку доли. Действующее законодательство (до 01 июля 2009 года) прямо не регулирует правовые последствия нарушения запрета уступки доли (требования о согласии на уступку), как это имеет место в отношении нарушения преимущественного права. Новая редакция Закона об ООО устраняет данную неопределенность и предусматривает, что в случае уступки доли с нарушением положений устава о согласии на уступку доли
либо запрета на уступку доли участник общества либо само общество вправе потребовать передачи доли обществу 1 .

Отсутствие прямого положения о последствиях нарушения запрета уступки доли (требования о согласии) в действующем законодательстве зачастую приводит к разногласиям в правоприменительной практике. Арбитражные суды исходят из того, что уступка доли, совершенная с нарушением запрета либо без согласия участников, будет недействительной. Однако вопрос о характере недействительности сделки (ничтожном либо оспоримом) является неоднозначным и зависит от определения правовой природы устава общества.

Относительно природы устава существует несколько точек зрения. Одна из них заключается в признании устава нормативным правовым актом [313] [314] . Такой взгляд вытекает из того, что корпорации создают особые правовые нормы. Эта позиция была впервые высказана О. Гирке, который отмечал, что всякий корпоративный статут создает не только правоотношения, но также правоположения, предназначенные действовать как объективное право [315] .

Такое понимание природы корпоративных актов нашло отклик в нашей дореволюционной литературе. Так, Л.С. Таль отмечал следующее: «если частноправовыми актами создаются абстрактные нормы, то к таким актам уже не приложимы мерки, обычно предъявляемые к частноправовым волеизъявлениям. Установленный ими порядок есть нечто большее, чем комплекс индивидуальных правоотношений. Он приобретает характер объективного правопорядка» [316] . При этом ученый признавал, что нормы
частного правопорядка (в частности, уставы организаций) занимают как бы среднее положение между договором и законом 1 .

Согласно такому пониманию устав общества следует рассматривать как правовой акт, наряду с законом и подзаконным актами. Соответственно, нарушение положений устава о запрете уступки доли является нарушением нормативного правого акта. Занимая эту позицию, мы должны с необходимостью прийти к заключению, что уступка доли, совершенная с таким нарушением, является ничтожной в силу ст. 168 ГК РФ.

Данная позиция встречается в судебной практике [317] [318] .

Отметим также, что вопрос квалификации устава в качестве правового акта был предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ, однако суд не высказал каких-либо суждений по существу вопроса [319] .

Указанное понимание устава представляется необоснованным. Как справедливо подчеркивает Г. Цепов, ГК РФ не предусматривает права граждан и юридических лиц создавать нормы гражданского права, не известно ему и понятие локального нормативного акта [320] .

Л. Эннекцерус отмечал, что корпорации создают не объективное право, а только правоотношения, непосредственное действие которых ограничивается корпорацией и ее членами [321] .

Нормы устава, действительно, создают положения, которые могут применяться неоднократно. Однако утверждение устава является частно­правовым действием и не исходит от публичного образования. Поэтому по своей юридической силе устав является таким же актом, как и любая гражданско-правовая сделка.

Понимание устава как нормативного акта не может быть принято и в силу толкования норм законодательства, а также в силу прямых разъяснений,
содержащихся в судебной практике. Отрицание природы устава как нормативного акта можно проследить на примере ст. 43 Закона об ООО. В соответствии с п. 1 данной статьи решение общего собрания участников, принятое с нарушением Закона об ООО, иных правовых актов, устава, может быть признано недействительным. Как следует из буквального толкования данной нормы, устав не относится законом к числу правовых актов — в противном случае, норма была бы сконструирована следующим образом: «с нарушением Закона об ООО, иных правовых актов, в том числе устава».

Кроме того, в Приказе Министерства юстиции РФ от 04.05.2007 г. № 88 сдержится следующее определение нормативного правового акта — это письменный официальный документ, принятый (изданный) в определенной форме правотворческим органом в пределах его компетенции и направленный на установление, изменение или отмену правовых норм. При этом под правовой нормой принято понимать общеобязательное государственное предписание постоянного или временного характера, рассчитанное на многократное применение 1 . Данное определение было заимствовано Минюстом РФ из Постановления Государственной Думы РФ от 11.11.1996 г. № 781-П ГД [322] [323] .

Такое понимание правового акта безоговорочно принято в судебной практике на уровне ВАС РФ [324] . Нижестоящие суды также справедливо указывают, что устав не является законом или правовым актом, следовательно, сделки, совершенные с нарушением положений устава, не могут быть признаны недействительными на основании ст. 168 ГК РФ [325] .

Полагаем, что такое толкование правоприменительной практикой природы правовых норм является обоснованным. С учетом изложенного, устав общества нельзя признать нормативным правовым актом, нарушение которого влечет последствия, предусмотренные для нарушения правового акта (ст. 168 ГК РФ).

Другая точка зрения заключается в том, что в основе устава лежит гражданско-правовой договор. Эта позиция была разработана еще в дореволюционной доктрине. Так, П.Н. Гуссаковский со ссылкой на практику Сената отмечал, что в акционерных обществах устав имеет такое же значение, какое имеет товарищеский договор в других видах товарищества 1 .

Это же мнение встречаем у С.П. Никонова, который пишет, что акционерное товарищество образуется посредством договора, с той лишь разницей, что договор этот носит название устава [326] [327] .

А. Квачевский указывал, что устав акционерного товарищества есть договорный акт между акционерами; он не есть особый закон, устанавливаемый верховной властью; поэтому постановления устава в случае неполноты и неясности их должны быть толкуемы по тем же правилам, как и договоры [328] . Аналогичная позиция у В. Максимова [329] .

В зарубежной литературе данное мнение поддерживается Л. Эннекцерусом [330] , в отечественной современной литературе — Н.В. Козловой [331] .

В судебной практике этот подход наиболее явно выражен Президиумом ВАС РФ в Постановлении от 10.04.2007 г. № 13104/06, где сказано, что в основании устава лежит соглашение участников, которое носит гражданско-правой характер.

Рассмотрение устава как договора встречается также в практике нижестоящих арбитражных судов. Так, суд подчеркнул, что устав общества

основан на учредительном договоре, соответственно на него

распространяются положения о сделках 1 .

Полагаем, что с данной позицией следует согласиться, но с определенными оговорками.

Во-первых, устав устанавливает абстрактные нормы, которыми руководствуются участники общества. Во-вторых, в отличие от классической конструкции гражданско-правового договора, устав изменяется большинством участников (путем голосования). В-третьих, как справедливо указывает Н.В. Козлова, устав создает корпоративное правоотношение, круг участников которого гораздо шире, чем круг участников сделки [332] [333] .

Данные особенности позволяют Н.В. Козловой квалифицировать устав в качестве корпоративной сделки (односторонней либо многосторонней) [334] . При этом данная сделка является гражданско-правовой [335] .

Против рассмотрения устава в качестве гражданско-правовой сделки выступает Д. Степанов, который доказывает, что сделка является одноактовым поведением лица, что не соответствует природе устава [336] .

Такая аргументация представляется спорной. Сам устав как документ является формой данной сделки, выражающей содержание прав и обязанностей, на возникновение которых направлено утверждение устава. Действием же, или, по терминологии Д. Степанова, одноактовым поведением, является утверждение устава, которое соответствует ст. 153 ГК РФ для признания данного действия сделкой.

Второй довод Д. Степанова против признания устава в качестве сделки состоит в том, что устав ориентирован на оформление структуры
юридического лица, которое, в принципе, должно существовать бессрочно 1 . Однако этот аргумент также несостоятелен, поскольку ГК РФ не ограничивает цели гражданско-правовых сделок по их сроку. Соответственно, целью сделки может быть возникновение любого, в том числе бессрочного правоотношения (например, аренда на неопределенный срок (п. 2 ст. 610 ГК РФ)).

Кроме того, учредительный договор в хозяйственном товариществе играет роль, аналогичную уставу в обществе с ограниченной ответственностью, т.е. также направлен на оформление структуры юридического лица (ст. п. 2 ст. 52 ГК РФ). Между тем природа учредительного договора как гражданско-правовой сделки не вызывает у Д. Степанова сомнений.

С этим, кстати, связан дополнительный довод в пользу признания договорного характера устава — необходимость признания равного подхода к регулированию последствий нарушения учредительных документов в товариществах и обществах. Как было отмечено выше, хозяйственные товарищества и общества имеют одни исторические корни. Поэтому вполне логично, чтобы вопросы, вытекающие из договорного характера этих объединений, решались единообразно. Между тем отрицание договорного характера устава может повлечь различный подход к решению вопросов о последствиях нарушения учредительных документов товариществ и обществ. Поскольку единственным учредительным документом товарищества является учредительный договор, нарушение такого договора будет влечь гражданско-правовые последствия, предусмотренные для договорных нарушений. Отрицание же договорной природы устава автоматически ставит под сомнение применение к таким нарушениям норм о нарушении договоров. Следовательно, одни и те же нарушения в товариществах и в обществах получат различное регулирование, что представляется необоснованным. [337]

Еще один довод Д. Степанова состоит в том, что договорная теория не может объяснить природу устава в случае, если у общества один участник и, соответственно, договор заключать не с кем 1 .

Действительно, в обществах с одним участником затруднительно говорить об уставе как о договоре между участниками. Однако это не умаляет природы устава как сделки. В основе такого устава лежит волеизъявление одного лица — единственного участника. Следовательно, в этом случае правовая природа устава (точнее, утверждения такого устава) носит не договорный характер, а характер односторонней сделки.

Есть еще один аргумент в пользу договорного характера устава в части установления запрета уступки доли. Даже если признать, что устав формирует организационную структуру юридического лица, данное допущение не будет распространяться на положения устава относительно запрета уступки доли. Ведь запрет на уступку доли касается отношений между участниками общества и не относится к структуре юридического лица. Следовательно, такое положение устава в любом случае носит характер гражданско-правового соглашения, даже если согласиться с позицией Д. Степанова.

Концепция Д. Степанова, предлагающая рассматривать устав в качестве правоприменительного акта, обоснованно подвергается критике в литературе [338] [339] .

Таким образом, в основе положений устава общества о запрете уступки доли (требовании о согласии на уступку) лежит граяеданско- правая сделка (соглашение). Следовательно, нарушение ограничений устава относительно запрета уступки доли либо согласия на уступку не может влечь ничтожность уступки доли на основании ст. 168 ГК РФ. Поскольку в основе положений устава общества о запрете уступки доли лежит гражданско-правовое соглашение, нарушение этих положений
следует квалифицировать в качестве выхода за пределы ограничений, установленных договором.

Следовательно, уступку доли, совершенную с нарушением положений устава о запрете (согласии) уступки доли, следует квалифицировать как оспоримую сделку (по законодательству, действующему до 01 июля 2009 года). В соответствии со ст. 174 ГК РФ, если полномочия лица на совершение сделки ограничены договором, и при ее совершении такое лицо вышло за пределы этих ограничений, сделка может быть признана судом недействительной по иску лица, в интересах которого установлены ограничения.

Отметим, что в Определении ВАС РФ от 16.02.2007 г. № 13104/06 о передаче дела в Президиум ВАС РФ судьи (в частности, Л.А. Новоселова) отметили, что обход положения устава о запрете отчуждения доли без согласия других участников общества следует рассматривать как нарушение закона, а сделку, совершенную вопреки этому запрету, как ничтожную, а не оспоримую. Данный вывод был обоснован также тем, что доля в уставном капитале, наряду с правами, включает в себя и обязанности, а замена обязанной стороны без согласия управомоченного лица противоречит природе правоотношений.

Аргументация Определения очень интересная, однако, не менее спорная. Данный подход можно понять более глубоко, обратившись к научной работе Л.А. Новоселовой [340] . Не оспаривая договорную природу устава общества, Л.А. Новоселова указывает, что обход положения устава о запрете уступки доли без согласия общества можно квалифицировать как нарушение закона, поскольку «в этом случае невозможность уступки права без согласия

должника определяется законом»».

Представляется, что такой подход является необоснованным, поскольку положениям договора, по существу, придается сила правового акта. Само по
себе, упоминание закона о возможности установить запрет распоряжаться объектом не может свидетельствовать о том, что сделка, совершенная в обход такого запрета, является нарушением закона. Ведь запрет установлен не прямо в законе, а волеизъявлением частных лиц (договором, уставом). Между тем, суть требования ст. 168 ГК РФ в том, чтобы признавать ничтожными только те сделки, которые напрямую противоречат правовым актам. В противном случае можно говорить о том, что нарушение любого договорного положения, установленного в рамках диспозитивной нормы, есть нарушение закона, поскольку закон допускает установление таких положений договором (уставом). Однако данный вывод несостоятелен. Вследствие этого, представляется, что Президиум ВАС РФ обоснованно занял позицию, противоположную Определению, признав нарушение устава основанием для применения норм о нарушении договора.

Второй аргумент Л.А. Новоселовой состоит в том, что на участнике общества лежат определенные обязанности, а именно обязанность не разглашать конфиденциальную информацию 1 . Вместе с тем эта обязанность лежит не только на участнике общества с ограниченной ответственностью, но также на акционере. Между тем продажа акции не требует согласия иных акционеров.

Л.А. Новоселова отмечает, что ничтожность уступки в данной ситуации представляется излишне строгим правовым последствием, а признание уступки доли оспоримой сделкой на основании ст. 174 ГК РФ имеет ряд преимуществ [341] [342] . В итоге, не совсем понятно, какую недействительность (относительную либо абсолютную) влечет, по мнению автора, уступка доли, совершенная с нарушением устава.

Таким образом, нарушения положений устава о запрете уступки доли либо о получении согласия на уступку доли являются основанием
для признания уступки доли оспоримой сделкой в соответствии со ст. 174 ГК РФ (по законодательству, действующему до 01 июля 2009 года).

Как было указано выше, новая редакция Закона об ООО предусматривает, что в случае уступки доли с нарушением соответствующих положений устава любой участник общества либо само общество вправе потребовать передачи доли обществу’. В целом предлагаемое изменение представляется положительным, поскольку устраняет правовую неопределенность в отношении последствий нарушения положений устава, ограничивающих уступку доли.

Запрет уступки неоплаченной доли в уставном капитале. Еще одно ограничение уступки доли связано с ее оплатой, а именно: уступка неоплаченной доли (части доли) запрещена.

Данное ограничение введено для того, чтобы не допустить в оборот объекты, формально существующие, но не имеющие реального имущественного содержания [343] [344] .

Это правило было известно до вступления в силу ГК РФ и Закона об ООО. Так, в соответствии с п. 67 Постановления № 590 передача доли третьим лицам была возможна только после полного внесения вклада уступающим ее участником. Отметим, что по смыслу нормы уступка неоплаченной доли иным участникам (а не третьим лицам) допускалась.

Действующее законодательство так определяет данное правило: участник общества не может уступить долю, если она не оплачена (либо неоплаченную часть доли) (п. 3 ст. 21 Закона об ООО). Соответственно независимо от того, кто приобретает долю (участник, третье лицо, общество), такая уступка не допускается. Новая редакция Закона об ООО также содержит данное правило [345] .

Последствие нарушения данного положения состоит в том, что такая уступка будет недействительной (ничтожной) сделкой, поскольку противоречит требованиям закона. При этом каких-либо разногласий по этому поводу в судебной практике нет 1 .

Статья написана по материалам сайтов: nec-it.ru, www.ekaterinburg.arbitr.ru, pravo.studio.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector